Солнечный свет - читать онлайн книгу. Автор: Робин Маккинли cтр.№ 20

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Солнечный свет | Автор книги - Робин Маккинли

Cтраница 20
читать онлайн книги бесплатно

Так все же, насколько быстро догорит огонь? Если до этого дойдет. Ответ мне был не нужен: не слишком быстро. Ничто не может быть быстрее милого чистого обезглавливания.

А если касаться вампира, когда он загорится…

Стоп, стоп, – сказал тихий голос в моем сознании. Как ты сюда попала? Несколько раз выбрав худший из возможных вариантов. И подумай-ка: он не боится твоего фокуса с зонтиком от солнца. Скорее он чувствует себя, как если бы… помогал Чарли с бухгалтерией, когда болеет мама. Или имел дело с мистером Кагни.

Мистер Кагни – один из завсегдатаев кофейни, и он уверен, что остальной мир существует для того, чтобы доставлять ему неприятности. Он единственный из постоянных посетителей ухитрился не сказать ни единого доброго слова про мои булочки с корицей. Впрочем, от этого он не перестал их есть и жаловаться, когда приходил слишком поздно и все уже разбирали. Чтобы не слушать его нытья, мы стали оставлять для него одну порцию. Иметь дело с мистером Кагни стоило больших усилий. Больших, утомительных и неблагодарных. Если подумать, я предпочла бы иметь дело с вампиром.

Он понаблюдал за моими колебаниями и сказал:

– Ты можешь передумать. – И тут добавил нечто, впервые прозвучавшее почти по-человечески: – Знаешь, я почти хочу, чтобы ты так и сделала.

Я угрюмо покачала головой:

– Нет. Не могу.

– Тогда нужно уточнить еще один момент.

Я начинала понимать, что, наверное, мне не будет по вкусу ничто из того, что он говорит после своих пауз. Я подождала.

– Тебе придется позволить мне нести тебя, пока мы не отойдем далеко отсюда.

– Что?

– Кровавый след. Мы и до половины вырубки не дойдем, как твои ноги опять начнут кровоточить, – мне показалось, или в странном голосе вампира, когда он говорил это, проскользнул еле заметный оттенок дрожи? – А мои выдержат. Парни Бо не будут счастливы, обнаружив ночью наш побег. Они немедленно отыщут нас по кровавому следу.

Теперь уже я сделала паузу.

– Хочешь сказать, что, оставь я тебя здесь, ничего все равно бы не вышло?

– Не знаю. Ведь могут найтись простые причины, отчего ты сумела сбежать – к примеру, неисправный замок на кандалах. Бо заставил бы кого-то… кто-то бы за это крепко поплатился, но на том бы и кончилось. А вот если исчезнем мы оба – значит, произошло нечто необычное. И это почти наверняка как-то связано с тобой, разве нет? А значит, они не заметили в тебе чего-то, чего-то очень важного. А это понравится Бо даже меньше, чем понравился бы простой бесхитростный побег обычного пленника-человека. Он прикажет своим найти тебя. Не стоит облегчать им задачу.

Более длинной речи я пока от него не слышала. Она превзошла описание сверхкровопийцы, которым мой собеседник стал бы на крови дочери Оникса Блейза.

– Для сума… для существа, которое сводит с ума дневной свет, ты весьма здраво мыслишь.

– Наличие сообщника… ободряет. Хоть какая-то надежда после полного ее отсутствия. Даже в таких несколько обескураживающих обстоятельствах.

Обескураживающих. Это мне тоже понравилось. Не хуже, чем «очищенная от живого».

Он подошел ко мне и протянул руки, медленно, будто пытаясь не напугать меня. Неожиданная жуткая вспышка адреналина – телу не так-то просто было придерживаться корыстных соображений мозга, – и я направила себя к нему, будто куклу двигала. Одной рукой обняла его за шею – осторожно, чтобы не потревожить хрупкую корку крови на своей груди, – другой ухватила бутылку с водой. Он наклонился и поднял меня – легче, чем я поднимаю поднос с булочками.

Поездка не обещала быть комфортной. Это было, как сидеть на оголенном каркасе стула со снятым сиденьем – осталось только несколько смятых полосок железа, и они сразу же начинают вминаться в тело. А данный стул явно был предназначен для каких-то других существ. Кстати, вампиры на самом деле дышат, но их грудная клетка движется не как у людей. Пытались ли вы когда-нибудь, лежа в объятиях возлюбленного, дышать с ним или с нею в такт? Это делаешь автоматически. Мозг ведь включается, только если у тела неприятности.

К счастью, эта ситуация ничем не была похожа на объятия возлюбленного – кроме того, что я прислонялась к чьей-то обнаженной груди. Дышать с ним в такт получалось не лучше, чем переключать скорость автомобиля, ерзая задом по его сиденью.

А еще у меня было странное ощущение, что он был на несколько градусов холоднее, когда поднял меня, и уже затем сравнял температуру своего тела с моей… к слову о согласовании.

Мы вышли через ту же дверь, куда ввела меня банда Бо, пересекли пустынный холл и вышли через наружный вход, который был будто, нарочно оставлен приоткрытым. Что я знаю о решительности вампиров? Я даже дыхание моего вампира едва заметила. Но от меня не укрылось, что он вышел на солнце под крыльцом не просто без колебаний, а очень решительно, и свернул налево, к деревьям в той стороне. Я почувствовала, как моя упряжь принимает нагрузку. Будь она из реальных ремней, они бы заскрипели. Путь к краю леса был долгим. Вышло даже к лучшему, что он нес меня: от жара солнца мне стало нехорошо.

Обычно жара меня не тревожит. Одна из причин, почему Чарли разрешил мне помогать ему с выпечкой, когда я была еще мала – я оказалась единственной из семьи и персонала, кто выдерживал жар печи летом. Тогда кофейня была в зачаточном состоянии, и на плечах Чарли лежала большая часть готовки; он еще не расчистил площадку перед домом, где мы могли поставить столики, стойку и полки вдоль стены, а моей пекарни еще не построили. Нынешняя пекарня занимает отдельное помещение рядом с главной кухней, в ней есть окна, дверь наружу и воздуходувка промышленной мощности. Но в июле и августе всем, кроме меня, приходится время от времени выходить оттуда, чтобы облиться водой и посидеть в холодке.

Но сейчас дело было в другом. Большие пенящиеся волны силы, которые я почувствовала, когда мы стояли возле окна, стали больше и пенистей, чем прежде. Все мои реакции замедлились, волны занимали слишком много места, оттесняли мою обычную сущность в углы, пока я не почувствовала себя сплющенной, как пассажир пригородной электрички в шесть вечера. Даже мозг словно сжали. Это ощущение некой упряжи, которая ухитрилась вонзиться даже в основные системы моих органов, никуда не делось, но я начала чувствовать, что она не столько тяготила меня, сколько скрепляла, не давала рассыпаться: волны силы знали, где находятся границы – границы меня – и ничего не ломали. Я не была напугана, хотя задавалась вопросом – может, стоило бы?

Мы, наконец, добрались до опушки, и в тени деревьев мне сразу же стало лучше. Я почувствовала себя живее и как-то легче, хотя эффект волн тяжелым не назвала бы. Но ощущение заполненности – даже переполненности – несколько утихло. Я вспомнила, как вампир говорил о солнечном свете: «Лучи вашего солнца словно режут меня на части». Тень деревьев не была достаточно густа или надежна, чтобы защитить нас от солнца, и сила продолжала циркулировать во мне. Но я не чувствовала, что переполнена и вот-вот лопну. Я подумала: о'кей. Я могу защищать одного вампира от действия прямого солнечного света. Двух уже не смогу. Не то чтобы я, впрочем, собиралась часто пользоваться этим знанием в будущем.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию