Онлайн книги автора Артем Драбкин

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Артем Драбкин

Драбкин, Артём Владимирович (1971, Москва) — российский общественный деятель, руководитель интернет-проекта «Я помню», автор сборников интервью с ветеранами-участниками Великой Отечественной войны.

Ведет блог bonbonvivant.livejournal.com.

Список книг, отсутствующих в библиотеке:

  • Я дрался на По-2. 2007
  • Artem Drabkin. Barbarossa and the retreat to Moscow. 2007

В соавторстве:

Серия: Война. Я помню. Проект Артема Драбкина
  Танкисты. Новые интервью

Танкисты. Новые интервью

НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка. Продолжение супербестселлера «Я дрался на Т-34», разошедшегося рекордными тиражами. НОВЫЕ воспоминания танкистов Великой Отечественной. Что в первую очередь вспоминали ветераны Вермахта, говоря об ужасах Восточного фронта? Армады советских танков. Кто вынес на своих плечах основную тяжесть войны, заплатил за Победу самую высокую цену и умирал самой страшной смертью? По признанию фронтовиков: «К танкистам особое отношение – гибли они страшно. Если танк подбивали, а подбивали их часто, это была верная смерть: одному-двум, может, еще и удавалось выбраться, остальные сгорали заживо». А сами танкисты на вопрос, почему у них не бывало «военно-полевых романов», отвечают просто и жутко: «Мы же погибали, сгорали…» Эта книга дает возможность увидеть войну глазами танковых экипажей – через прицел наводчика, приоткрытый люк механика-водителя, командирскую панораму, – как они жили на передовой и в резерве, на поле боя и в редкие минуты отдыха, как воевали, умирали и побеждали.

Серия: Я дрался на бомбардировщике
  Мы дрались на бомбардировщиках. Три бестселлера одним томом

Мы дрались на бомбардировщиках. Три бестселлера одним томом

Уникальное собрание воспоминаний летчиков Великой Отечественной, воевавших практически на всех типах бомбардировщиков, которые состояли на вооружении ВВС Красной Армии - Пе-2 и Пе-8, СБ и ДБ-3, Ил-4 и Ту-2, Р-5 и По-2, А-20 и Б-25. Пилоты и штурманы, бортинженеры и стрелки-радисты, они наносили удары по врагу днем и ночью, с пикирования, с "горизонтали" и на бреющем, работали по переднему краю и вражеским столицам, стратегическим объектам и коммуникациям противника, аэродромам и кораблям. Они прорывались сквозь зенитный огонь и отражали атаки немецких истребителей, не раз возвращались из боевых вылетов "на честном слове и на одном крыле", горели в подбитых бомбардировщиках и неделями выбирались к своим с вражеской территории после вынужденных посадок… Обо все этом, о потерях и победах, о кровавом ратном труде и фронтовом братстве они рассказали в интервью, собранных в данной книге.

Серия: Я дрался на истребителе
  Мы дрались на истребителях

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе. Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом вылете и какой мат стоял в эфире во время боя. Как замирает сердце после команды "Прикрой, атакую!" и темнеет в глазах от перегрузки на выходе из атаки. Что хуже - драться "на вертикалях" с "мессерами" и "фоками", взламывать строй немецких бомбардировщиков или прикрывать "пешки" и "горбатых", лезущих в самое пекло. Каково это - гореть в подбитой машине и совершать вынужденную посадку "на брюхо". Как жили, погибали и побеждали "сталинские соколы" - и какая цена заплачена за каждую победную звездочку на фюзеляже.

Серия: Я дрался на танке
3 Я дрался на Т-34. Третья книга

Я дрался на Т-34. Третья книга

НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка. Продолжение супербестселлеров, разошедшихся суммарным тиражом более 100 тысяч экземпляров. Воспоминания советских танкистов, воевавших на легендарном Т-34. «Только я успел крикнуть: «Пушка справа!», как болванка пробила броню. Старшего лейтенанта разорвало на части, и вся кровь с него, оторванные куски тела… все это на меня! Мне достался в ногу мелкий осколок от брони, который я потом сам смог вытащить, а механику-водителю осколок попал в плечо. Но танк еще оставался на ходу, и тот, одной рукой переключая рычаг скоростей, вывел «тридцатьчетверку» из-под огня…» «Я принял решение контратаковать с фланга прорвавшиеся немецкие танки. Сам сел на место наводчика. Расстояние до них было метров четыреста, да к тому же они шли бортами ко мне, и я быстро поджег два танка и два самоходных орудия. Брешь в нашей обороне была ликвидирована, положение стабилизировалось…» «В бою за село Теплое прямым попаданием снаряда заклинило ведущее колесо одного из атакующих «Тигров». Экипаж бросил фактически исправный новейший танк. Командир корпуса поставил нам задачу вытащить «Тигр» в расположение наших войск. Быстро создали группу из двух танков, отделения разведчиков, саперов и автоматчиков. Ночью двинулись к «Тигру». Артиллерия вела беспокоящий огонь по немцам, чтобы скрыть лязг гусениц «тридцатьчетверок». Подошли к танку. Коробка стояла на низкой передаче. Попытки переключить ее не удались. Подцепили «Тигр» тросами, но они лопнули. Рев танковых двигателей на полных оборотах разбудил немцев, и они открыли огонь. Но мы уже накинули на крюки четыре троса и потихоньку двумя танками потащили «Тигр» к нашим позициям…»

4 Я дрался на танке. Продолжение бестселлера "Я дрался на Т-34"

Я дрался на танке. Продолжение бестселлера "Я дрался на Т-34"

НОВАЯ книга ведущего военного историка. Продолжение супербестселлера «Я дрался на Т-34», разошедшегося рекордными тиражами. Откровенные воспоминания танкистов Великой Отечественной, воевавших на самых разных машинах — от легких Т-37 и БТ до ленд-лизовских «Матильд» и «Шерманов», от легендарных «тридцатьчетверок» до тяжелых штурмовых ИСов. «Мы называли Т-37 «здравствуй и прощай». Он идет и кланяется. А вот БТ мы считали мощным танком — пока нас не подбили в первом же бою. Я разворачиваю машину — и вдруг удар. Мне кричат: «Прыгай!» Не помню, как выбрался. Отползаю в сторону по кювету, оглядываюсь назад — мой танк горит: снаряд попал как раз в моторное отделение…» «У «Шермана» были свои недостатки. Из-за высокого расположения центра тяжести танк часто опрокидывался набок, как матрешка. Но благодаря этому недостатку я, возможно, и остался жив. Дело было в Венгрии, в декабре 1944 года. Веду я батальон, и на повороте мой механик-водитель ударил машину о пешеходный бордюр, да так, что танк перевернулся. Конечно, мы покалечились, зато остались живы. А остальные четыре моих танка прошли вперед, и там их сожгли…» «Видим, из деревни на полной скорости вырывается немецкий танк, облепленный десантом так, что башни не видно. Ясно — фрицы драпают, подобрали на броню всех, кого смогли. А у нас в стволе осколочный снаряд. Ну, наводчик им и вложил! Танк он не подбил, зато дальше немец удирал совершенно голый — вся эта людская масса была сметена с брони взрывом…»

Серия: Я дрался на штурмовике
3 Штурмовики. «Мы взлетали в ад»

Штурмовики. «Мы взлетали в ад»

В годы Великой Отечественной фронтовая профессия летчика-штурмовика считалась одной из самых опасных – по статистике, потери «илов» были вдвое выше, чем у истребителей, которые вступали в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех, в то время как фактически любая штурмовка проводилась под ожесточенным огнем противника. Став главной ударной силой советской авиации, штурмовые полки расплачивались за победы большой кровью – пилотов и стрелков Ил-2 не зря окрестили «смертниками»: каждый их боевой вылет превращался в «русскую рулетку» и самоубийственное «чертово колесо», стой лишь разницей, что они не спускались, а взлетали в ад… Продолжая бестселлеры «Я дрался на Ил-2» и «Я – «"Черная Смерть"», НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка позволяет не просто осознать, а прочувствовать, что значит воевать на «горбатом» (фронтовое прозвище «ила»), каково это – день за днем лезть в самое пекло, в непролазную чащу зенитных трасс и бурелом заградительного огня, какие шансы выжить после атаки немецких истребителей и насколько уязвима броня «летающего танка», защищавшая лишь от пуль и осколков, как выглядит кабина после прямого попадания вражеского снаряда, каково возвращаться с задания «на честном слове и на одном крыле» и гореть в подбитом «иле», как недолго жили и страшно умирали наши летчики-штурмовики – и какую цену они платили за право стать для врага «Черной Смертью».

Серия: Я дрался с танками
  Мы дрались против «Тигров». «Главное – выбить у них танки!»

Мы дрались против «Тигров». «Главное – выбить у них танки!»

«Ствол длинный, жизнь короткая», «Двойной оклад – тройная смерть», «Прощай, Родина!» – всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные «Тигры», несли самые тяжелые потери не в дуэлях с советскими танкистами, а от огня нашей артиллерии. «ГЛАВНОЕ – ВЫБИТЬ У НИХ ТАНКИ!» – эта «крылатая» фраза из «Горячего снега» стала универсальной формулой Победы.

Вне серий
  "А зори здесь громкие". Женское лицо войны

"А зори здесь громкие". Женское лицо войны

"У войны не женское лицо" - история Второй Мировой опровергла эту истину. Если прежде женщина с оружием в руках была исключением из правил, редчайшим феноменом, легендой вроде Жанны д'Арк или Надежды Дуровой, то в годы Великой Отечественной в Красной Армии добровольно и по призыву служили 800 тысяч женщин, из них свыше 150 тысяч были награждены боевыми орденами и медалями, 86 стали Героями Советского Союза, а три - полными кавалерами ордена Славы. Правда, отношение к женщинам-орденоносцам было, мягко говоря, неоднозначным, а слово "фронтовичка" после войны стало чуть ли не оскорбительным ("Нам даже говорили: "Чем заслужили свои награды, туда их и вешайте". Поэтому поначалу не хотели носить ни ордена, ни медали"). Но одно дело ППЖ, и совсем другое - выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки, летчицы трех женских авиаполков, бойцы отдельной женской добровольческой стрелковой бригады, женщины-зенитчицы, санинструкторы, партизаны, даже командиры разведвзвода (было и такое!). Эта книга дает слово женщинам-фронтовикам, прошедшим все круги фронтового ада, по сравнению с безыскусными рассказами которых меркнут самые лучшие романы и фильмы, даже легендарный "А зори здесь тихие...".

  "Сапер ошибается один раз". Войска переднего края

"Сапер ошибается один раз". Войска переднего края

"Сапер ошибается один раз" - эта поговорка родилась на фронтах Великой Отечественной, где их воинская профессия считалась одной из самых опасных: будучи войсками переднего края, саперы действовали в авангарде наступающих войск и на направлениях главных ударов противника, рискуя жизнью, наводили переправы под ураганным огнем и прокладывали путь через минные поля, обязательно включались в состав штурмовых групп и несли потери даже более высокие, чем пехота. Уже в начале 1942 года были сформированы десять саперных армий - по одной на каждый фронт. Гитлеровцы признавали, что "иваны особенно сильны в минной войне" и что операцию "Цитадель" "сорвали русские саперы", а экипажи "Тигров" больше всего опасались противотанковых мин... В этой книге собраны воспоминания тех, кто останавливал немецкие панцеры и "прогрызал" вражескую оборону, штурмовал неприступные укрепрайоны и расписался на стенах поверженного Рейхстага: "Проверено: мин нет".

  "Я ходил за линию фронта". Откровения войсковых разведчиков

"Я ходил за линию фронта". Откровения войсковых разведчиков

"Я бы пошел с ним в разведку", - говорят о человеке, на которого можно положиться. Вот только за время, прошедшее с войны, исходный смысл этой фразы стерся и обесценился. Что такое настоящая войсковая разведка, чего стоил каждый поиск за линию фронта, какой кровью платили за "языков" и ценные разведсведения - могут рассказать лишь сами полковые и дивизионные разведчики. И каждое такое свидетельство - на вес золота. Потому что их осталось мало, совсем мало. Потому что шансов уцелеть у них было на порядок меньше, чем у других фронтовиков. Потому что, как признался в своем интервью Шалом Скопас: "Любой фильм ужасов покажется вам лирической комедией после честного рассказа войскового разведчика о том, что ему довелось увидеть и испытать. Нам ведь очень и очень часто приходилось немцев не из автомата убивать, а резать ножами и душить руками. Сами вдумайтесь, что стоит за фразой "я снял часового" или "мы бесшумно обезвредили охрану". Спросите разведчиков, какие кошмары им снятся до сих пор по ночам..." И прежде чем сказать о ком-то, что пошли бы с ним в разведку, задайте вопрос себе самому: а сами-то вы готовы пойти?

  22 июня. Черный день календаря

22 июня. Черный день календаря

22 июня 1941 года. Этот день навсегда обозначен в отечественных календарях черным траурным цветом. Это - одна из самых страшных дат в нашей истории. Это - день величайшей военной катастрофы. Как такое могло случиться? Почему врагу удалось застать СССР врасплох? Почему немецкой авиации позволили в первый же день войны безнаказанно расстрелять на аэродромах сотни наших самолетов, а многочисленные дивизии РККА были смяты и разгромлены в считанные недели? Как случилось, что колоссальная военная машина Советского государства дала сбой в самый ответственный момент? Подробная, по часам и минутам, хроника трагических событий 22 июня 1941 года и анализ причин разгрома, воспоминания ветеранов и свидетельства очевидцев трагедии - в первом совместном проекте историков Артема Драбкина и Алексея Исаева.

  А мы с тобой, брат, из пехоты. "Из адов ад"

А мы с тобой, брат, из пехоты. "Из адов ад"

"Война - ад. А пехота - из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!" Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это - настоящая "окопная правда" Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны... Хотя Вторую Мировую величают "войной моторов", несмотря на все успехи танков и авиации, главную роль на поле боя продолжала играть "царица полей" пехота. Именно она вынесла на своих плечах основную тяжесть войны. Именно на пехоту приходилась львиная доля потерь. Именно пехотинцы подняли Знамя Победы над Рейхстагом. Их живые голоса вы услышите в этой книге.

  Истребители. "Прикрой, атакую!"

Истребители. "Прикрой, атакую!"

"В бой идут одни "старики" - увы, в жизни все было куда страшнее, чем в этом великом фильме. После разгрома советской авиации летом 1941 года, когда гитлеровцы захватили полное господство в воздухе, а наши авиаполки сгорали дотла за считанные недели, после тяжелейших поражений и катастрофических потерь - на смену павшим приходили выпускники училищ, имевшие общий налет меньше 20 часов, у которых почти не было шансов стать "стариками". Как они устояли против асов Люфтваффе, какой ценой переломили ситуацию, чтобы в конце концов превратиться в хозяев неба, - знают лишь сами "сталинские соколы". Но хотя никто не посмел бы обозвать их "смертниками" или оскорбить сравнением с камикадзе, - среди тех, кто принял боевое крещение в 1941-1942 гг., до Победы дожили единицы. В новой книге ведущего военного историка вы увидите Великую Отечественную из кабины советского истребителя - сколько килограмм терял летчик в каждом боевом вылете и какой мат стоял в эфире во время боя; как замирает сердце после команды "Прикрой, атакую!" и темнеет в глазах от перегрузки на выходе из атаки; что хуже - драться "на вертикалях" с "мессерами" и "фоками", взламывать строй немецких бомбардировщиков, ощетинившихся заградительным огнем, или прикрывать "пешки" и "горбатых", лезущих в самое пекло; каково это - гореть в подбитой машине и совершать вынужденную посадку "на брюхо"; как жили, погибали и побеждали "сталинские соколы" - и какая цена заплачена за каждую победную звездочку на фюзеляже.

  Мы сгорали заживо. Смертники Великой Отечественной

Мы сгорали заживо. Смертники Великой Отечественной

Три бестселлера одним томом!Вся правда о самых опасных фронтовых профессиях – танкистах, летчиках – истребителях и штурмовиках, – о тех, кто платил за победы самую высокую цену и погибал самой страшной смертью, зачастую сгорая заживо. Взгляните на Великую Отечественную из кабины «яков» и «лавочкиных», через прицел «тридцатьчетверки» и бронестекло Ил-2. Узнайте, сколько минут живет в бою Т-34 и каково это – воевать «до последнего танка» (остатки личного состава выводили в тыл лишь после потери всей бронетехники); как замирает сердце истребителя после команды «Прикрой, атакую!» и темнеет в глазах от перегрузки на выходе из атаки; сколько килограмм теряет летчик в боевом вылете, какой мат стоял в эфире во время «собачьей свалки» и какой кровью заплачено за каждую победную звездочку на фюзеляже. Прочувствуйте, что значит быть «черной смертью» и день за днем лезть на «горбатом» (фронтовое прозвище Ил-2) в самое пекло, в непролазную чащу зенитных трасс и бурелом заградительного огня, когда каждый вылет превращается в «русскую рулетку», в самоубийственное «чертово колесо» – с той лишь разницей, что они не спускались, а взлетали в ад… Спросите себя, способны ли мы, нынешние, повторить их подвиг, достойны ли бессмертной дедовской славы.

  На войне как на войне. "Я помню"

На войне как на войне. "Я помню"

Права водителя для чайников с изменениями на 2015 год Десантники и морпехи, разведчики и артиллеристы, летчики-истребители, пехотинцы, саперы, зенитчики, штрафники - герои этой книги прошли через самые страшные бои в человеческой истории и сотни раз смотрели в лицо смерти, от их безыскусных рассказов о войне - мороз по коже и комок в горле, будь то свидетельство участника боев в Синявинских болотах, после которых от его полка осталось в живых 7 человек, исповедь окруженцев и партизан, на себе испытавших чудовищный голод, доводивший людей до людоедства, откровения фронтовых разведчиков, которых за глаза называли "смертниками", или воспоминания командира штрафной роты… Пройдя через ужасы самой кровавой войны в истории, герои этой книги расскажут вам всю правду о Великой Отечественной - подлинную, "окопную", без цензуры, умолчаний и прикрас. НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ!

  По локоть в крови. Красный Крест Красной Армии

По локоть в крови. Красный Крест Красной Армии

Они прошли через самые страшные бои Великой Отечественной, но на их счету нет убитых - только спасенные жизни. Руки у них по локоть в крови - но их поминают добрым словом, за них молятся, их именами называли детей тысячи спасенных ими солдат. Они сами не раз рисковали головой, работая под огнем, каждый из них вытащил с того света сотни наших бойцов, благодаря их подвигу вернулись в строй миллионы. Ветераны знают, что настоящий ад - даже не на передовой, а в санбатах, лазаретах и фронтовых госпиталях, где человеческая боль и весь ужас войны предстают в предельно сгущенном, концентрированном виде. Медики Великой Отечественной - военврачи, медсестры, медбратья, военфельдшеры - годами жили и работали в этом аду, ежедневно глядя в лицо смерти, от их простых, безыскусных рассказов об увиденном и пережитом - мороз по коже и комок в горле. Их живые голоса, их потрясающие истории вы услышите в новой книге проекта Артема Драбкина "Священная война".

  Танкисты. "Мы погибали, сгорали..."

Танкисты. "Мы погибали, сгорали..."

Новая серия ведущего военного историка. Краткий курс Великой Отечественной, взятый за основу популярного телесериала. Продолжение супербестселлера "Я дрался на Т-34". Легендарная "тридцатьчетверка" недаром стала главным символом Победы и, вознесенная на пьедестал, стоит в качестве памятника Освобождению по всей России и половине Европы. Что в первую очередь вспоминали ветераны Вермахта, говоря об ужасах Восточного фронта? Армады советских танков. Кто вынес на своих плечах основную тяжесть войны, заплатил за Победу самую высокую цену и умирал самой страшной смертью? По признанию фронтовиков: "К танкистам особое отношение - гибли они страшно. Если танк подбивали, а подбивали их часто, это была верная смерть: одному-двум, может, еще и удавалось выбраться, остальные сгорали заживо". А сами танкисты на вопрос, почему у них не бывало "военно-полевых романов", отвечают просто и жутко: "Мы же погибали, сгорали..." Эта книга дает возможность увидеть войну глазами танковых экипажей - через прицел наводчика, приоткрытый люк механика-водителя, командирскую панораму, - как они жили на передовой и в резерве, на поле боя и в редкие минуты отдыха, как воевали, умирали и побеждали.

  Фронтовые разведчики. "Я ходил за линию фронта"

Фронтовые разведчики. "Я ходил за линию фронта"

"Я пошел бы с ним в разведку" - говорят о человеке, на которого можно положиться. Вот только за время, прошедшее с войны, исходный смысл этой фразы стерся и обесценился. Что такое настоящая войсковая разведка, чего стоил каждый поиск за линию фронта, какой кровью платили за "языков" и ценные разведсведения - могут рассказать лишь сами полковые и дивизионные разведчики. И каждое такое свидетельство - на вес золота. Потому что их осталось мало, совсем мало. Потому что шансов уцелеть у них было на порядок меньше, чем у других фронтовиков. Потому что, как признался в своем интервью Ш. Скопас: "Любой фильм ужасов покажется вам лирической комедией после честного рассказа войскового разведчика о том, что ему пришлось увидеть и испытать. Нам ведь очень и очень часто приходилось немцев не из автомата убивать, а резать ножами и душить руками. Сами вдумайтесь, что стоит за фразой "я снял часового" или "мы бесшумно обезвредили охрану". Спросите разведчиков, какие кошмары им снятся до сих пор по ночам…" И прежде чем сказать о ком-то, что пошли бы с ним в разведку, спросите себя самого: а сами-то вы готовы пойти?

  Я взял Берлин и освободил Европу

Я взял Берлин и освободил Европу

Победная весна 1945 года. Красная Армия рвется к Берлину - "добить фашистскую гадину в ее логове". Война подходит к концу, и у солдат впервые забрезжила надежда выжить. Но впереди еще последние бои - самые трудные и кровавые, которые разделят их на живых и мертвых... "Бои в Берлине шли страшные. Под ногами валялись оторванные головы, было месиво. И чем ближе к центру, - тем опаснее для жизни. А жить хотелось! Вот еше один квартал, дом, атака - и все! Пахнет Победой! Но сделаешь неправильный шаг, и - "привет, Шишкин". Сколько ребят потеряли!.. Знамя было у каждого, но не каждому суждено было его водрузить..." "В Берлине я командовал штурмовой группой. Пять танков, взвод автоматчиков и взвод саперов. Шли медленно вперед, прижимаясь к стенам домов, чтобы хоть один борт уберечь от "фауст-ников". Кто на середину улицы выезжал, того сразу поджигали. Дошли до большого перекрестка, а из-за углового дома - сплошной огонь. Убийственный. Пехота залегла, а танки под "фаусты" и зенитки я не имел права бездумно пускать. Взял автомат, вылез из танка и пошел на разведку, а потом, вместе с пехотой, полез немцев из здания выкуривать. Первый этаж отбили, а на втором этаже мне пулей прошило ногу насквозь. Кость не задело. Оттащили меня назад, занесли в какой-то дом, там перевязали. Кто-то из наших сказал, что это дом, в котором до войны жил фельдмаршал Паулюс. Два дня в санбате отдохнул "на больничном", а потом похромал обратно в роту, без всяких там сентенций, мол, не дай Бог погибнуть в логове врага, за мгновение до Победы. И не было у меня никакой жалости к себе или страха смерти..."

  Я дрался в СС и Вермахте. Ветераны Восточного фронта

Я дрался в СС и Вермахте. Ветераны Восточного фронта

Великая Отечественная война глазами противника. Откровения ветеранов Вермахта и войск СС, сражавшихся на Восточном фронте. «Окопная правда» немецких солдат и офицеров, выживших в самых кровавых побоищах Второй Мировой, чтобы рассказать, каково это – воевать против России. Книга также выходила под названием «Окопная правда» Вермахта. Война глазами противника».

  Я дрался в Сталинграде. Откровения выживших

Я дрался в Сталинграде. Откровения выживших

К 70-летию Сталинградской битвы! Дань памяти тех, кто выполнил Сталинский приказ "Ни шагу назад!", выстояв под сокрушительными вражескими ударами, кто сдержал клятву "За Волгой для нас земли нет!" и совершил невозможное, сломав хребет "непобедимому Вермахту", кто выжил "в окопах Сталинграда", чтобы рассказать о решающем сражении Великой Отечественной. Их живые голоса, их "окопную правду" Вы услышите в этой книге: "Человек в Сталинграде жил три дня максимум. Я не успевал даже познакомиться с новыми танковыми экипажами, как они гибли. И мы, и немцы осатанели до такой степени, что, казалось, с обеих сторон воюют смертники, мечтающие побыстрей отправиться на тот свет..."

  Я дрался в штрафбате. "Искупить кровью!"

Я дрался в штрафбате. "Искупить кровью!"

Идя в атаку, они не кричали ни "Ура!", ни "За Родину! За Сталина!" Они выполняли приказ любой ценой, не считаясь с потерями. А те, кто выжил, молчали о своем военном прошлом почти полвека… В этой книге собраны воспоминания ветеранов, воевавших в штрафбатах и штрафных ротах Красной Армии. Это - "окопная правда" фронтовиков, попавших под сталинский приказ № 227 "Ни шагу назад!", - как командиров штрафных частей, так и смертников из "переменного состава", "искупивших вину кровью".

  Я дрался на бомбардировщике

Я дрался на бомбардировщике

Новая книга от автора бестселлеров "Я дрался на Т-34", "Я дрался на Ил-2" и "Я дрался на Пе-2"! Собрание воспоминаний летчиков Великой Отечественной, воевавших на бомбардировщиках Пе-8, Ил-4, Б-25, А-20 и др. Налеты на железнодорожные узлы и вражеские столицы, удары по стратегическим объектам и коммуникациям противника, торпедные и топмачтовые атаки - на боевом счету героев этой книги сотни смертельно опасных заданий, успех которых зависел от каждого члена экипажа - командиров кораблей, пилотов, штурманов, бортинженеров, стрелков-радистов. Они прорывались сквозь зенитный огонь и отражали атаки немецких истребителей, не раз возвращались из боевых вылетов "на честном слове и на одном крыле", горели в подбитых бомбардировщиках и неделями выбирались к своим с вражеской территории после вынужденных посадок... Обо всем этом, о потерях и победах, о кровавом ратном труде и фронтовом братстве они рассказали в интервью, собранных в данной книге.

  Я дрался на Ил-2

Я дрался на Ил-2

В СССР сложился настоящий культ штурмовика Ил-2, ставшего одним из главных символов Победы, - сам Сталин говорил, что "илы" нужны на фронте, "как хлеб, как воздух", а советская пропаганда величала их "летающими танками" и "черной смертью". Однако вопреки послевоенным мифам этот штурмовик нельзя считать "непревзойденным" или "неуязвимым" - его броня защищала лишь от пуль и осколков, а летные характеристики были вполне заурядными. Грозным оружием его делали те, кто воевал, умирал и побеждал на "илах", - пилоты и стрелки штурмовых авиаполков ВВС Красной Армии. Их живые голоса, их откровенные рассказы об увиденном и пережитом вы услышите в этой книге - долгожданном продолжении бестселлера "Я дрался на Ил-2".

  Я дрался на Ил-2. Нас называли «смертники»

Я дрался на Ил-2. Нас называли «смертники»

Книга Артема Драбкина "Я дрался на Ил-2" продолжает серию основанных на собранных автором записях и интервью книг. В этой книге читатель встретится с летчиками-штурмовиками, стрелками и механиками, воевавшими и обслуживавшими легендарный штурмовик Ил-2. Полные драматизма штурмовки и воздушные бои, требующие от летчика концентрации всех навыков, опыта, воли, вынужденные посадки и полеты в сложных метеоусловиях, нервное напряжение перед атакой, потеря товарищей и быт летчиков - все эти аспекты жизни летчиков-штурмовиков на фронтах Великой Отечественной оживают в рассказах ветеранов. В своих воспоминаниях они делятся с нами и тактическими приемами, позволявшими выжить в бою, и небольшими радостями, доступными летчикам после успешного боевого дня.

  Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942

Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942

Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно. К. Клаузевиц На рассвете 22 июня 41-го одними из первых, кто дал бой асам Люфтваффе были летчики-истребители. Некоторые из них успели сделать свои первые боевые вылеты, кто-то прибежал на аэродром, чтобы найти на нем свой разбитый самолет. За первыми ударами последовало хаотическое отступление, переформировка и путь на фронт, где их ждали бои с превосходящими по численности истребителями и бомбардировщиками, штурмовки наступающего противника, сопровождение ударных самолетов. В этих боях первых месяцев войны практически полностью был выбит кадровый состав ВВС с предвоенной подготовкой, но те немногие, кто выжил, составили костяк истребительной авиации ВВС. В этой книге они рассказывают, как, приобретя опыт, перевооружившись, овладев современным самолетом, смогли переломить ситуацию в воздухе над фронтами Великой Отечественной войны.

  Я дрался на Пе-2

Я дрался на Пе-2

Во время Великой Отечественной ходил следующий анекдот: "Почему Ли-2 такой толстый, Ил-2 - "горбатый", а "пешка" такая худая? Потому что Ли-2 всю войну спекулировал, штурмовик войну на себе вынес, а "пешку", как проститутку, бросали то в разведчики, то в истребители, то в пикирующие бомбардировщики..." В этой грубой шутке есть доля истины - создававшийся как тяжелый истребитель, в ходе Второй мировой Пе-2 стал самым массовым советским фронтовым бомбардировщиком, таким же символом Победы, какТ-34 и Ил-2. В новой книге Артема Драбкина, продолжающей популярную серию бесед с ветеранами Великой Отечественной войны, собраны воспоминания летчиков, воевавших на легендарной "пешке", - пилотов, штурманов, стрелков-радистов. Это - подлинные хроники пикирующих бомбардировщиков, честный, без умолчаний и самоцензуры, рассказ о боевых вылетах и смертельно опасных заданиях, о бомбовых ударах под шквальным зенитным огнем и схватках с немецкими истребителями, о фронтовом быте и боевых друзьях, наградах и потерях, поражениях и победах...

  Я дрался на По-2. "Ночные ведьмаки"

Я дрался на По-2. "Ночные ведьмаки"

Это книга о настоящих мужиках - летчиках и штурманах знаменитого "кукурузника" По-2 (У-2). Для управления этим самолетом первоначальной летной подготовки не нужны были особые навыки и способности, все же это был не истребитель или дальний бомбардировщик, однако те задачи, которые приходилось решать экипажу, требовали огромного личного мужества и полной отдачи. Как вспоминал один из ветеранов: "К У-2 относились с насмешкой, но эксплуатировали нас нещадно". Экипажи этих самолетов выполняли вылеты практически в любых метеоусловиях, когда ни один другой род авиации не мог оторваться от земли. Они летали на бомбометание, дневную и ночную разведку, высадку и выброску разведчиков, снабжение окруженных войск и партизан, эвакуацию раненых; выполняли полеты по связи и перевозке командного состава. Весь этот спектр задач ложился на плечи летчиков и штурманов тихоходного биплана, летавшего с крайне малой по современным меркам скоростью. Справиться со всем этим комплексом задач, сменявших друг друга даже в течение одного дня, могли только настоящие профессионалы, летчики и штурманы, делавшие свою, во многом незаслуженно обойденную вниманием работу. Отдавая дань мужеству летчиц 46-го гвардейского авиационного полка, мы должны помнить, что во время войны было создано более сотни полков ночных бомбардировщиков, среди которых только один был женским. Именно на плечи мужчин, таких, как эти двенадцать человек, чьи воспоминания собраны в книге, легла основная тяжесть войны на маленьком самолетике, делавшем большие дела.

  Я дрался на Т-34

Я дрался на Т-34

Книга создана на основе собранных записей и интервью с ветеранами-танкистами, воевавшими на самом массовом танке времен Отечественной воины - легендарной "тридцатьчетверке". Великие танковые сражения Второй мировой, ужасающие реалии боевых действий, а также повседневная жизнь бойцов, пронизанная горем и радостями, - все это отражено в воспоминаниях ветеранов, прошедших сквозь пекло войны.

  Я дрался на Т-34. Книга 2

Я дрался на Т-34. Книга 2

Две основные причины сделали Т-34, самый массовый танк Великой Отечественной войны, легендарным - уникальность конструкции и те люди, что воевали, гибли и побеждали на этой машине. И если о технической стороне создания, производства и боевого применения знаменитой "тридцатьчетверки" написано множество томов и статей, то о фронтовой жизни и судьбах танковых экипажей известно гораздо меньше. Настоящим прорывом стала книга Артема Драбкина "Я дрался на Т-34" - главный военно-исторический бестселлер 2005 года. У вас в руках его долгожданное продолжение, которое, как и первый том, основано на многочисленных интервью ветеранов-танкистов, прошедших вместе со своими машинами огонь войны. Как и в первой книге, они делятся с читателем солдатской правдой о жизни на фронте, о проведенных боях, о тяжелом ратном труде, о причинах поражений и подлинной цене Великой Победы...

  Я дрался на штурмовике. Обе книги одним томом

Я дрался на штурмовике. Обе книги одним томом

К 70-летию Великой Победы! Самое полное издание бестселлеров Артема Драбкина "Я дрался на Ил-2"! ОБЕ КНИГИ ОДНИМ ТОМОМ! Уникальное собрание интервью летчиков-штурмовиков Великой Отечественной. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. "Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как хлеб, как воздух" - эти слова И.В.Сталина, прозвучавшие в 1941 году, оставались актуальны до самого конца войны. Наши бойцы величали прославленный штурмовик "летающим танком" и "горбатым" (не только за характерную форму фюзеляжа, но и потому, что ""илы" на своем горбу всю войну вынесли"), а немцы окрестили "Железным Густавом" и "Черной смертью". Однако, вопреки послевоенным мифам, Ил-2 нельзя считать "непревзойденным" или "неуязвимым" - его броня защищала лишь от пуль и осколков, а летные характеристики были вполне заурядными. Грозным оружием его делали те, кто воевал, умирал и побеждал на "илах", - пилоты и стрелки штурмовых авиаполков ВВС Красной Армии. Их живые голоса, их откровенные рассказы вы услышите в этой книге: что им пришлось увидеть и испытать, каково это - наносить бомбо-штурмовые удары под ураганным зенитным огнем и отражать атаки вражеских истребителей, за что "илы" прозвали "Черной смертью" и какая цена заплачена за Великую Победу.

  Я дрался на «Тигре». Немецкие танкисты рассказывают

Я дрался на «Тигре». Немецкие танкисты рассказывают

В НОВОЙ книге ведущего военного историка собраны интервью немецких танкистов, от рядовых до знаменитого панцер-аса Отто Кариуса. Им довелось воевать на всех типах танков – от легких Pz.II и Pz-38(t) и средних Pz.III и Pz. IV до тяжелых «Пантер», «Тигров» и «Королевских Тигров», а также на самоходках, «штугах» и «ЯгдТиграх». Они прошли через решающие сражения Восточного фронта – от границы до Москвы и от Курской Дуги до Берлина. И все они, вспоминая войну против России, твердят об одном: «ЭТО БЫЛ АД!»

  Я дрался с асами люфтваффе. На смену павшим. 1943-1945

Я дрался с асами люфтваффе. На смену павшим. 1943-1945

Продолжение книги "Я дрался на истребителе" состоит из интервью с летчиками, пришедшими на смену погибшим в тяжелейших боях 1941-1942 годов. И хотя многие из них выпускались из училища, имея общий налет около 20 часов, у них было одно существенное преимущество - шанс попасть к опытному и грамотному командиру эскадрильи, от навыков которого во многом зависела жизнь молодого бойца. Единицы из тех, кто пришел на фронт в 1943-1944 годах, стали Героями Советского Союза, но именно они, играя роль ведомых, обеспечивали молниеносные результативные атаки Гулаева, Решетова, Кожедуба и многих других прославленных асов.

  Я дрался с Панцерваффе. "Двойной оклад - тройная смерть!"

Я дрался с Панцерваффе. "Двойной оклад - тройная смерть!"

"Ствол длинный, жизнь короткая". "Двойной оклад - тройная смерть!", "Прощай, Родина!"... Какими только эпитетами не награждались бойцы и командиры, которые воевали в артиллерии, стоявшей на прямой наводке сразу позади, а то и впереди порядков пехоты. На долю артиллеристов орудий калибра 45,57 и 76 миллиметров легла самая ответственная и смертельно опасная задача - выбивать немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый танк давался кровью. Каждая смена позиции - потом. Победа в противостоянии бронированного и хорошо вооруженного танка с людьми, спрятавшимися за щитом орудия, требует от последних колоссальной выдержки, отваги и мастерства. Такие герои у нас были, и именно они входили в поверженный Берлин. В этой книге вы встретитесь всего с десятью бойцами и командирами, каждый из которых внес свой посильный вклад в дело нашей Победы, но именно их рассказы помогут понять, как складывалась война для многих тысяч воинов-артиллеристов.

  «Окопная правда» Вермахта. Война глазами противника

«Окопная правда» Вермахта. Война глазами противника

Великая Отечественная война глазами противника. Откровения ветеранов Вермахта и войск СС, сражавшихся на Восточном фронте. «Окопная правда» немецких солдат и офицеров, выживших в самых кровавых побоищах Второй Мировой, чтобы рассказать, каково это – воевать против России.