2024-й - читать онлайн книгу. Автор: Юрий Никитин cтр.№ 124

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - 2024-й | Автор книги - Юрий Никитин

Cтраница 124
читать онлайн книги бесплатно

Тимур сказал поспешно:

— Мы это знаем! Нет-нет, про вас лично ничего, но мы все знаем, что человек — грязная и похотливая обезьяна. Даже тот, кто на форумах с возмущением пишет о засилье порнографии, сам не вылезает из порносайтов, где смакует самые дикие извращения. Потому в предвидении выхода этого чипа уже за десятки лет до него подготавливали человечество, что ничего стыдного или позорного в наших грязных чувствах и стремлениях нет. Главное, как себя ведем. Вы же ведете себя безукоризненно.

Он покачал головой, глаза его оставались непроницаемыми.

— И все же я пока не готов раскрыть для всеобщего обозрения то, что у меня внутри.

— Мы все такие, — заверил Тимур.

— Вы вставите себе этот чип? — уточнил Василий Петрович.

Тимур запнулся, по лбу прошли морщины, а на висках вздулись вены.

— Да… пусть не сразу, но вставлю. Правда, вставлю.

Василий Петрович скупо улыбнулся:

— Я тоже… не сразу.

Гулько подошел, величественный и мощный, как броненосец «Потемкин», в руке фужер с красным вином, теперь он все жрет и все пьет: подправленный желудок усваивает ровно столько, сколько нужно для поддержании формы солидного упитанного мужчины в расцвете лет.

— Для первого шага к сингулярности, — пророкотал он красивым баритоном номер восемнадцать, цена восемнадцать тысяч долларов плюс двенадцать за обертоны, но в клинике Алёна, как «своему», поставила за две трети цены, — этот чип необходим. Но… чтобы не было шока, нужно еще до него освобождаться от лжи, которая цементировала и скрепляла общество! Это не ложь, если смотреть с точки зрения человека, — это запреты, отделяющие нас от обезьян и вообще от животных, это основа общества… однако на смену нынешнему обществу придет иное общество, контуров которого пока не видим.

— И как готовиться?

Гулько вздохнул.

— Почаще, — сказал он нехотя и морщась, словно вдруг заболели зубы, — называть вещи своими именами. К примеру, чернокожего называть негром, а то и черножопым, а негру белого, скажем, беложопым. Или как там негры между собой называют белых? И обоим не обижаться, относиться с юмором. Все равно чип все проявит! Так постараться смягчить будущий удар.

— Альтернатива, — сказал Роман, — оставить все как есть. Не принимать чип. И так хорошо жи??ем! А будем еще лучше.

Василий Петрович кивнул:

— Наверняка часть общества так и сделает.

— Значительная часть, — уточнил Гулько.

— Большая часть, — сказал Тимур.

— Абсолютное большинство, — заявил Василий Петрович мудро. — У большинства столько злости, яда, ненависти, грязи и грязной похоти, что эти люди никогда не решатся раскрыть свое сознание. А без этого они будут вполне милыми, обаятельными людьми, что могут в любой момент превратиться в кровавых маньяков, но… не превращаются, скованные моралью, условностями, правилами и прочей, как вы говорите, ложью.

Щелчок пальцами, ярко и красочно вспыхнул экран, мгновенно разбившись на множество мелких. Я лениво поглядел, как работают директора, за средним звеном пусть сами присматривают, провел взглядом по женским лицам. Гертруда, словно чувствуя, что за нею могут наблюдать, изящно выгибала спину, приподнимала волосы и поглаживала грудь, Ивонна часто высовывает кончик языка и сладострастно облизывает губы…

Интима с ними, как и с другими женщинами, у меня, если честно, так и не было. Это раньше интимом считалась такая ерунда, как коитус, а теперь — посидеть вместе в сортире, подать прокладку при менструации, посмотреть фотографии до начала операций с рестилайном, ботоксом, подтяжками, хирочейнджем… С Гертрудой я просто трахался, Ивонну всего пару раз поимел прямо здесь, в офисе, Лора вообще не в счет…

В черепе что-то хрустнуло, я вдруг подумал ни с того ни с сего, что все это, что ныне считается интимом, у меня было с Алёной. Помню, как шли по дорожке парка, беседуя, я остановился у дерева и беззаботно помочился, не прерывая разговор, а Алёна стояла рядом и что-то отвечала, наблюдая, как я поливаю ствол горячей пенистой струей, а потом отряхиваю конец, заботливо избавляясь от желтых капель. Мы не раз сидели рядом на унитазах, а когда были в спортивном лагере, то кряхтели в одном неглубоком овраге, спустив штаны и передавая друг другу широкие листья лопуха.

Менструальные дни отмечены у нее на календаре, что висит над столом, и хотя она в такие дни ведет себя, как обычно, я знаю, что в такие дни ей хреново, и стараюсь не раздражать, а часть работы беру на себя… получается, что забочусь, если так уж прямо, а я хрен когда о ком заботился!

Я поднялся из-за стола, сразу же вырубилась настольная лампа, померк свет люстры и погасли экраны. Я усмехнулся, аппаратура уже научилась предугадывать: ведь я мог возжелать просто пересесть на диван, но сенсоры доложили центральному узлу, что я именно покину кабинет.

Лора вскочила, отвела плечи назад, чтобы грудь стала крупнее и рельефнее.

— Не пора ли мне помочь вам с цветом лица?

Я отмахнулся с полнейшим добродушием:

— Дай отдохнуть сосательным мышцам.

Она вскричала радостно:

— Ой, это полезно! Щечки от таких упражнений становятся такие пухленькие! И такие нежные… Вот пощупайте!

— Палец соси, — посоветовал я. — Если от детской соски уже отучили… Кто спросит, скоро вернусь.

Клиника пластической хирургии блещет чистотой, я шел по странному коридору, похожему на увеличенную ячейку улья. Мягкий свет льется отовсюду, предельно чистый воздух, просто чувствую, как на мне безжалостно уничтожают миллиарды микробов…

Кабинет Алёны, я толкнул по-хозяйски, дверь распахнулась, Алёна в глубине кабинета спиной ко мне за столом рассматривает что-то наподобие рентгеновских снимков.

— Привет, — сказал я.

Она резко обернулась, брови взлетели в безмерном удивлении.

— Шеф?.. Последний раз заглядывал, как мне помнится, когда привел меня, трепещущую, на съедение коллективу!

— Давно, — согласился я. — Но вроде бы не съели.

— Что-то стряслось?

Я покачал головой:

— Просто захотел тебя увидеть.

Она смотрела с недоверием, я придвинул стул и сел. Ее глаза честно и открыто смотрели в меня. Мне почему-то стало неловко, словно что-то спер и стыжусь признаться, хотя она уже все знает.

— Насчет чипов, — сказал я наконец. — Ты что, в самом деле готова раскрыть себя полностью?

Она чуточку усмехнулась:

— Если для тебя, то да.

Голос ее показался, несмотря на игривую нотку, очень серьезным. Я посмотрел на нее изумленно и настороженно. Она тряхнула головой, отчего волосы красиво метнулись за спину, резко встала и подошла к окну. Я смотрел на ее красиво изогнутую спину, молчание затягивалось, я спросил с неловкостью:

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению