Записки Ивана Степановича Жиркевича. 1789-1848 - читать онлайн книгу. Автор: Иван Жиркевич cтр.№ 112

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Записки Ивана Степановича Жиркевича. 1789-1848 | Автор книги - Иван Жиркевич

Cтраница 112
читать онлайн книги бесплатно

– Посмотри! Вот что доставил мне Лобанов и что они называют никуда негодным! Такого леса бездна валяется, чтобы он сгнил, или под рукой продается. Сегодня же напиши к князю Волконскому, что я видел этот кряж и чтобы он распорядился непременно разобрать и отобрать все подобное и, что окажется, чтобы доложил мне. Ну, ступай теперь с Богом!

Когда я выходил, граф Бенкендорф, остававшийся тут же, заметил мне:

– Вот вы думали, что совсем распрощались с удельными, а пришлось еще переписываться с князем Волконским! Губернский предводитель просил государя о бале, – продолжал граф, – но как мы через час уезжаем, то это решительно невозможно. Извините нас тоже и вы пред дворянством.

Потом, проходя приемный покой, где ожидал его Андрей Бестужев:

– Я не могу беспокоить государя насчет вашего желания представиться: он вас видел уже. Но если вы еще непременно этого желаете, то через час, когда государь будет уезжать, будьте здесь и, если я найду случай, я доложу.

В 6 часов в приемной комнате против дверей кабинета стояли: я, Андрей Бестужев и городской голова. Государь изволил выйти в фуражке на голове; взглянув на нас, повернулся назад в кабинет, и раздавшееся через минуту громкое «ура» возвестило, что экипаж тронулся с места и государь выехал.

Я полагаю, что и теперь появление Андрея Бестужева было для него неприятно, и он через задние покои и через крыльцо изволил пройти к своему экипажу.

Я отправился к Адлербергу спросить, не оставлено ли какого приказания. Он опять принял меня сухо и, помолчав немного, сказал:

– Государь вас переименовывает в генерал-майоры.

– Знаю это, – отвечал я.

– От кого? – спросил удивленно Адлерберг.

– От самого государя!

– Когда и как вам объявил он это?

Я объяснился.

– Государю угодно было, – сказал Адлерберг, – сегодня же отдать приказ об этом. Но как с переименованием в военный чин вас делают также военным губернатором в Витебске, на что надобно изготовить указ, то мы не успели этого здесь сделать, а на первом ночлеге все устроим. Прощайте. Желаю вам счастливо оставаться!..

Через три дня государь выехал из Пензы. Перед Чембарами по случаю опрокинутия экипажа переломил плечевую ключицу и в Чембарах провел несколько недель, 16 сентября возвратился в Санкт-Петербург, а 17 сентября (1836) состоялся обо мне высочайший приказ.

Я выехал из Симбирска 2 сентября. Все время, проведенное мною еще там, прошло в прощальных обедах и вечерах; так, я и мое семейство были на обеде, данном для меня губернским предводителем дворянства. При провозглашении тоста за мое здоровье он, встав с своего места и целуя меня в плечо, сказал:

– Господа! Я имею поручение графа Бенкендорфа по высочайшей воле передать вам, что бывший наш почтенный губернатор Иван Степанович о симбирском дворянстве отозвался с такой похвалой, что государю приятно это было слышать из уст его и что мы все обязаны ему особенной благодарностью, в чем и собственные чувства наши, кажется, нас удостоверяют!

Все присутствовавшие с заметным удовольствием приняли сей тост.

Часть XXVII***1836–1837

Выезд из Симбирска. – Отзыв императора Николая о генерал-губернаторе Дьякове и о Витебской губернии. – Встреча с генералом Мердером. – Первые сведения о Витебской губернии. – Приезд в Витебск. – Прием чиновников. – Осмотр общественных заведений. – Столкновение с инспектором врачебной управы. – Визит супруги генерал-губернатора. – Семейство Вейсс. – Характеристика лиц местного общества. – Приезд Дьякова. – Представление ему. – Высочайший приказ. – Письмо фон Дервиза. – Комендант Соболев. – Беседа с Дьяковым о губернии. – Дурное состояние почт. – Настроение умов в губернии. – Очерк, написанный Кульневым. – Отзыв предводителя дворянства о губернии. – Присоединение униат. – Письмо архиерея Смарагда.

Не знаю, достанет ли у меня сил и терпения описать те несправедливости и неприятности, которые я перенес и по сие время (1844) переношу здесь, в Витебске.

Я уже сказал, что в бытность свою в Симбирске государь лично изволил сказать мне, что он назначает меня губернатором в Витебск потому, что я ему нужен на этом месте, «где буду служить вместе с генералом Дьяковым, человеком честным и благородным, но неопытным в делах гражданских», а как по Витебской губернии существуют больше беспорядки, которые мы вместе с Дьяковым, «любя его, будем уметь истребить», и наконец что он надел на меня военный мундир с тою целью, что он мне в Витебске «пригодится».

Последнее выражение, я понял, равно как и теперь не перестаю думать, относилось прямо насчет воинской строгости, необходимой для прекращения больших беспорядков.

Из Симбирска я выехал 2 сентября 1836 г., и 7-го или 8-го прибыл в Москву. Предполагая из слов государя, что к этому времени мог уже состояться обо мне высочайший приказ о переименовании меня в военный чин, я беспрестанно искал оного в приказах и газетах, но все тщетно.

В это время в Москве проживал в отпуску генерал от инфантерии князь Хованский, [493] носивший еще звание генерал-губернатора трех губерний, в том числе и Витебской, который, узнав в английском клубе от общего нашего знакомого и моего приятеля Озерова о моем пребывании в Москве, пожелал непременно меня видеть, убедительно прося Озерова дать мне о сем знать. Принимая это сообщение за какое-то приказание, которое я не спешил исполнить, зная, что он уже не вернется к старому своему месту служения, и кроме того, ожидая ежеминутно надеть военный мундир, во время дороги я запустил усы, как принадлежность военной формы, – то и не хотел являться в этом виде, чтобы не заслужить замечания, и затем, прожив в Москве дней пять и обмундировавшись совершенно, я выехал оттуда 12 сентября. 21 сентября 1836 г. поутру я приехал в Витебск.

На пути, в Дорогобуже, по случаю починки экипажа будучи задержан несколько часов на станции, встретил там и познакомился с генерал-майором Мердером, [494] окружным начальником батальонов внутренней стражи, в числе которых был и витебский, моим совоспитанником по 1-му корпусу, но поступившим туда гораздо позднее меня. С братом его, состоявшим при особе государя наследника, [495] я был хорошо знаком. Мердер просидел со мною довольно долго, и как до своего производства в генералы был лет шесть или семь жандармским штаб-офицером в Витебске, то, зная всю подноготную губернии, желал отчасти познакомить меня с тамошними порядками и в особенности с чиновниками, о которых вообще отзывался с большим одобрением, но предостерегал меня насчет правителя канцелярии Дьякова, статского советника Глушкова, [496] как о большом фанатике и с весьма тяжелым характером; о чиновнике особых поручений при губернаторе, Яганове, [497] которого вся губерния не терпит за натяжки разного рода в следствиях и в особенности в делах, касающихся религии, и насчет советника губернского правления, Скляренко, [498] которого мне описывал как человека умного, хитрого и весьма корыстолюбивого (последний отзыв я выставляю здесь на вид для того, чтобы в последующем рассказе показать, как могут быть различны суждения даже людей беспристрастных об одном и том же лице, несмотря на близкие к нему отношения).

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию