Зеркало, или Снова Воланд - читать онлайн книгу. Автор: Андрей Малыгин cтр.№ 69

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Зеркало, или Снова Воланд | Автор книги - Андрей Малыгин

Cтраница 69
читать онлайн книги бесплатно

Оказалось, вчерашний, басистый, как его там… Петр Петрович. Спросил, когда можно подъехать на консультацию.

Так… В девять у него прием. Надо поработать с одним сомневающимся хлюпиком, а в девять тридцать… Хотя рановато, лучше, чтоб все же не встречались друг с другом… Назначил на девять сорок пять. Стал говорить про адрес, но Петр Петрович интригующе сообщил, что беспокоиться не стоит, сам найдет. На этом и порешили.

Без двух девять явился Кузькин, молодой человек лет тридцати с хвостиком, худощавого телосложения, в черной поношенной кепочке и с редким пушком на непропорционально большой голове. С середины августа он упорно выполняет все предписания целителя: ест не меньше шести больших ложек за день пшенной каши, обильно сдобренной сахарным песком, трижды в день выпивает сырые яйца, смешанные с тем же сахаром, и налегает по строгой рекомендации на рыбные изделия. В основном на жареный хек и кильку в томатном соусе. Ничего другого, кроме богатой витаминами морской капусты, заботливая торговля советским гражданам почему-то не поставляет, очевидно, посчитав и этот ассортимент для сытной жизни вполне достаточным. И, конечно же, по большой столовой ложке сладкого густого снадобья секретного состава Бориса Алексеевича — непременного атрибута дневного рациона каждого обратившегося к нему за помощью.

Если бы только кто знал, кроме, понятно, самого Кузькина и его заботливой старенькой мамы, как эта самая почтенная каша ему опротивела! Ух-х! Не говоря уже о распроклятых яйцах, от которых судорогой так и сводит челюсти, как от самой ужасной дряни. Да они категорически не желают заползать в горло, а так и просятся обратно наружу. Но, сделав над собой великое усилие и собрав всю имеющуюся волю в кулак, Владик давится, но продолжает ежедневно совершать эти диетические самоистязания.

Эх, и чего только не сделаешь ради торжества науки и… будущей собственной волосатости!

Усадив клиента на стул, Борис Алексеевич начал внимательнейшим образом всматриваться в его скудную растительность на голове.

— Так, так, та-ак… Посмотрим, посмотрим, что тут у нас, — певуче протянул он, испепеляя глазами лысину с редким пушком. — Диету строго соблюдаете? Рыбу едите? — подбросил он простенькие вопросы.

— Каждый день, как и положено, Борис Алексеевич, — вздохнув, отчитался Кузькин. — Только вот с рыбой-то… в магазинах неважнецки, — добавил он после паузы, — хек да килька в консервах… И этих-то еще наищешься. Ну иногда еще минтай попадается…

— Ну ничего, ничего, — покровительственным тоном успокоил целитель, — продукт неплохой. Сам люблю эту рыбу… А с яйцами как дела? — подкинул он еще вопросик, доставая зачем-то рулетку.

— Пью! — сокрушенно выдавил Кузькин. — Но еле-еле. В глотку совсем не идут, того и гляди что рыванет… Уж такая противная штуковина! Аж слезы из глаз потом…

— Да-а? — задумчиво отозвался Шутов, водя рулеткой по подопытной голове. — А я вот, знаете ли, с превеликим удовольствием… Жена не успевает покупать. Понимаю, что трудненько, но это, пожалуй, главный ингредиент вашего будущего успеха. Тут уж сами решайте… Яйца, скажу вам, ничем не заменишь!

На что Кузькин только шмыгнул носом и тяжко вздохнул.

Сделав замеры, Борис Алексеевич начал скрупулезно всматриваться в деления рулетки, поднося их сначала к окну, а затем сверяя с цифрами в толстой тетрадке.

— Ну вот, — торжествующим тоном произнес он, — а вы все переживаете. И совершенно напрасно. Линия роста волос пошла в наступление…

В это самое время Шутову, однако, показалось, что кто-то довольно громко сказал: «Вранье!» На мгновение выдержав паузу, он подозрительным взглядом скользнул по Кузькину, робко подозревая его в авторстве услышанной фразы, но тот сидел на месте как ни в чем не бывало. Затем оглянулся по сторонам и, решительно ничего не обнаружив, тут же продолжил речь:

— Э-э, так вот… я сравнил с показаниями двухнедельной давности… и ничего не могу поделать. Три раза замерял! Два миллиметра… Пока немного, но что вы хотите, такой запущенный вариант, — сокрушенно добавил он весомости в интонации. — Да сами, Владислав Семенович, взгляните! — и сунув Кузькину одно небольшое зеркало в руки, а другое, побольше, собственноручно наставил ему на лысину. — Во-от смотрите, — стал он нежно водить нераскрытым фломастером, — видите? Здесь и здесь линия явно пошла наверх, и сами волосинки уже выглядят… более толстыми и… здоровыми.

— А мне вот кажется, что ничего не изменилось, — после некоторой паузы упрямо возразил недоверчивый Кузькин, — по-моему, все так и осталось.

— Ну что вы, — искренне возмутился Борис Алексеевич, — что ж, я вас обманываю, что ли?!

И тотчас же приговором предыдущим словам кто-то вновь произнес: «Вранье!». Шутов удивленно вскинул брови, но, облизнув тонкие губы, останавливаться не стал, а продолжил горячо убеждать:

— Может быть, вам оттуда не так и заметно, а я вот отчетливо вижу. Никаких сомнений! Процесс, значит, не скорый, но регенерация явно началась. И рулетка тому свидетель… А где вы видели, чтобы быстрее? Кто за это возьмется? Да за эту проблему, дорогой мой, Нобелевская премия назначена!.. Да. Так-то вот… Кто решит, тот и получит, — закончил он многозначительно.

Убедив нерешительного Кузькина и получив очередную плату за лечение, Борис Алексеевич на прощание подбросил ему словесного оптимизма и, дружелюбно похлопав по плечу, выпроводил за дверь.

Вернувшись в комнату, он тут же достал из нагрудного кармана рубашки и, ласково поглаживая в руках, любовно оглядел парочку свежих красненьких десяток.

— Гррабежж! — выстрелом бабахнуло в тишине.

От неожиданности Шутов нервно вздрогнул и просто обомлел, сразу увидев здоровенную черную птицу, сидевшую на серванте.

Похоже, что произнесенные слова относились именно к этому пернатому существу, потому как больше никого другого рядом не наблюдалось.

Борис Алексеевич сильно побледнел и облизал вдруг пересохшие губы. Это уже попахивало какой-то мистикой. Оч-чень нехорошо! Хотя… Ну конечно же!

В следующий момент он бросился, обследовал все помещения, включая и кухню, и облегченно вздохнул. Сразу в двух из них форточки оказались открыты. Теперь-то уж ясно, откуда взялась эта пернатая гостья… А может быть, впрочем, и гость? Так что мистика тут явно ни при чем.

— Фу ты черт! — Борис Алексеевич даже слегка улыбнулся. — Ну надо же до чего додумался, дурак! Самому бы не плохо головенку-то пролечить, чтобы крыша не съехала, а то все другим, альтруист проклятущий, помогаешь… Да, кстати…

Он проверил показания часов. До прихода нового басистого клиента оставались считанные минуты.

— Надобно эту птичку-то выпроваживать, а то люди прибудут и… на вот тебе — уголок Дурова!.. Да нагадит еще где-нибудь…

— Дуррак! — гаркнула тут же пернатая, и опасения Бориса Алексеевича сбылись.

— Ах дурак! — внезапно озлобился целитель, почему-то больше не удивляясь на способности птицы говорить. — Сейчас ты у меня узнаешь, почем фунт перьев!

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению