Зеркало, или Снова Воланд - читать онлайн книгу. Автор: Андрей Малыгин cтр.№ 43

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Зеркало, или Снова Воланд | Автор книги - Андрей Малыгин

Cтраница 43
читать онлайн книги бесплатно

Заметив пионера с сидящей на плече у него птицей, речевой поток беседующих на какое-то время иссяк. От неожиданности они даже замерли.

— Ты смотри, — толкнул Абрамзон Лозинского, — вот это да, сидит себе спокойнехонько, и даже совсем не привязана… А вдруг улетит, тогда попробуй ее здесь поймай…

— Это уж точно, — поддержал темноглазый и розовощекий Лозинский.

— Нет, дяденька, она никуда не улетит, — невозмутимо баском отреагировал на реплику мальчуган.

— Да-а?.. А откуда вы сами, если не секрет, и куда с этим зоопарком сейчас направляетесь? — с любопытством затараторил начальник снабжения.

— Какие ж тут секреты, драгоценный вы наш Григорий Исакович? — низким голосом дружелюбно проговорил мужчина в берете. — Из вашей, милейший, подшефной школы. А пробираемся, вот, в партком к Валерию Ивановичу.

— A-а… понятно, — выдохнул, хлопнув глазами Абрамзон, — а вы, что же, меня знаете?

— Ну, кто ж вас, добрейший Григорий Исакович, не знает, вы личность известная…

Снабженец тут же расцвел лицом, и, выпустив облачко дыма, удовлетворенно сообщил:

— Да, это уж точно. Откровенно говоря, по роду своей деятельности меня знают многие, но, верите ли, сам вот первый раз в жизни вижу так близко ручную птицу, да еще, как в цирке, без клетки и непривязанную… А кстати, мальчик, а что это за птичка, — обратился он к пионеру, — такая черная? Ворона или, может быть, ворон? Я в них, честное слово, не разбираюсь.

— Сами воры!.. — неожиданно громко выпалила пернатая, беспокойно заерзав на плече.

Лозинский и Абрамзон удивленно вытаращили глаза и, переглянувшись, загоготали:

— Ты смотри-ка, она еще и говорящая… Вот это да!.. И вроде бы обиделась на нас, что не так обозвали…

Через минуту, подходя к площадке шестого этажа, Абрамзон говорил Лозинскому:

— Яша, а ты заметил, какой костюмчик на учителе? Прямо закачаешься… Уж явно не отечественный! Что цвет, что фактура ткани, и сидит как влитой. Не учитель, а прямо артист, да еще с бабочкой, чудак, словно выступать на сцене собрался…

— Да, костюмчик что надо, Григорий Исакович, — подтвердил помощник. — А палка у него в руках, вы обратили внимание, какая шикарная… Чертовски хороша! А перстенек, заметили, какой отменный? Небось, приличные связи имеет или родственнички где-то за границей проживают? Но вот взгляд мне его что-то не понравился. Какой-то странный, я бы сказал… даже прямо прожигающий… Просто чувствуешь себя неуютно, несмотря на то что и мягко говорит… Пожалуй, почище, чем у Льва Петровича будет…

— Это ты уж точно, Яша, подметил, — задумчиво отозвался Абрамзон, — чувствуется, что мужик с характером… Да и связишки наверняка имеются… Надо будет к Шумилову потом заглянуть, поинтересоваться его персоной.

А в это же самое время дверь в партийный комитет завода отворилась, и секретарь Валерия Ивановича Валентина Александровна увидела вошедших в приемную — высокого мужчину в сером костюме-тройке и мальчика-пионера, но странное дело — с большущей черной птицей на плече.

Мужчина, представившись Петром Петровичем и объяснив, что они из подшефной школы, просил доложить о своем приходе. Немного удивленная необычными посетителями женщина тут же постучалась и юркнула за массивную, из светлого дерева дверь. Откуда через несколько мгновений появился несколько смущенный, взволнованный и улыбающийся и сам хозяин кабинета.

— Здравствуйте, Петр Петрович! — сделал шаг навстречу Шумилов. — Честно говоря уж никак не ожидал вас вот здесь… Но искренне рад… вашему появлению. Прошу, пожалуйста, проходите… — и дверь кабинета снова закрылась.

Посетители — обыкновенное дело в парткоме, пусть даже и самые необычные. Но надо заметить одно странное обстоятельство: вернувшись на свое рабочее место, Валентина Александровна ни с того ни с сего вдруг почувствовала какое-то внутреннее неудобство и беспокойство, причину которых объяснить пока не могла. Нетерпеливо бросив взгляд на часы, она шумно вздохнула и посмотрела на дверь начальника.

А там, внутри просторного помещения, в это же самое мгновение, устроившись за столом для посетителей, Петр Петрович говорил:

— Ну вот, уважаемый Валерий Иванович, теперь можете с удачливым юным коммерсантом познакомиться и поближе. Рекомендую вам. Это и есть Аллигарио.

— Очень рад, спасибо, — смущенно порозовел Шумилов.

— Не стоит благодарностей, Валерий Иванович, всегда к вашим услугам, — по-взрослому бойко отозвался мальчик, доставая из кармана штанов небольшой, похожий на театральный биноклик.

— Благодаррность никому не поврредит! — спрыгнула с плеча на стол Гарпия.

— Это ты точно заметила, — одобрительно кивнул «Воландин», — но не все умеют быть благодарными… — и тут же добавил: — А вообще-то тебя об этом никто и не спрашивал. Не встревай без разрешения в наш разговор…

Птица, обидевшись, тут же перенеслась на подоконник, а «Воландин», раскрыв портсигар, достал оттуда себе и тут же, предложив хозяину кабинета угоститься уже знакомой ароматной сигаретой, поинтересовался:

— А кстати, Валерий Иванович, как сегодня ваше самочувствие? Не отразились ли на нем наши длительные ночные разглагольствования?

— Нет, ну что вы, Петр Петрович, — энергично заверил хозяин кабинета, — выспался отлично, ну прямо на редкость… Откровенно говоря, не знаю, что уж и повлияло. Возможно, что ваш… редкий напиток? Но, наоборот, с самого утра чувствую себя превосходно. Я уж сегодня, — бросил он косой взгляд на пионера, который невозмутимо крутил биноклем, разглядывая то стены, то потолок помещения, — несколько раз вспомнил ваши сказанные перед уходом слова… Ведь и дома с женой у меня все наладилось. Она… как будто ничего не помнит… в отличие от меня… Так что… спасибо вам огромное… После таких обстоятельных встрясок чувствуешь себя словно заново рожденным. И работа быстрей продвигается, — и он хлопнул ладонью по лежащей перед ним на столе синей папке с надписью «На рассмотрение».

— Ну и хорошо, любезнейший, — удовлетворенно отреагировал гость, — а вот этим вопросом вам не рекомендовал бы серьезно заниматься.

— То есть?.. Не понял?.. Каким вопросом, Петр Петрович? — блеснул стеклами очков удивленный Шумилов.

— А тем самым, что лежит перед вами в этой папке на столе, — невозмутимо ответил «Воландин», — о бывшем летчике Пылаеве, который когда-то во время войны сопровождал главу вашего государства в Тегеран на переговоры с союзниками, а теперь заканчивает свой, как вы называете, трудовой путь именно здесь…

Хозяин кабинета от удивления на некоторое время как будто окаменел.

— Да-да, уважаемый Валерий Иванович, — продолжал могущественный гость, — напрасно удивляетесь, хотя, должен заметить, правильно сделали, что вслух не задали мне вопрос, откуда я это знаю… Я же говорил, что у нас с вами разные в этом плане возможности. Так вот, любезный, должен вам подсказать, что в жизни члена вашей организации Пылаева Константина Назаровича действительно был эпизод, связанный с полетом в Тегеран с упомянутой уже мною миссией. Но ни вы, ни кто другой об этом пока не знают… Вернее, не знали, потому, что теперь-то вы в курсе… А не так давно к вам пришел на него документик, в котором говорится, что уважаемый некогда человек совершил попытку кражи в магазине конфет, но был бдительными работниками задержан… Так ведь?

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению