Война за империю - читать онлайн книгу. Автор: Игорь Николаев, Евгений Белаш cтр.№ 2

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Война за империю | Автор книги - Игорь Николаев , Евгений Белаш

Cтраница 2
читать онлайн книги бесплатно

Тем временем туман почти совсем развеяло, его остатки висели призрачными лоскутками, как дрема, ускользающая после утреннего пробуждения. Лейтенант сверился с картой, пожевал губами и подумал, что пора уже довернуть ближе к берегу, что проступал вдали черной, отчетливо видимой полосой.

И в это мгновение отрывисто и пронзительно залаял сигнал воздушной тревоги.

Эсминцы Германской Социальной Республики изначально не предназначались для отражения массированных воздушных налетов. На стадии проектирования уделом этой серии считались постановки мин и торпедные атаки. Но к ранней весне сорок третьего года даже самые малые суда спешили обзавестись солидным набором средств ПВО, поэтому эсминец был отнюдь не беззащитен. И теперь ему пригодился каждый ствол.

Обычно в ответных нападениях островитян участвовали малые суда, уровня немецких 'шнелльботов'. Но на сей раз из облаков выпала стая крылатых хищников. С десяток 'бофайтеров', их ни с чем не спутать, слишком уж плавны и обтекаемы линии силуэтов. И еще три или четыре истребителя прикрытия — 'спитфайры'. Такого количества с лихвой хватило бы для утопления небольшого прибрежного конвоя с парой транспортов и десятком кораблей охранения.

Англичане действовали быстро и решительно. Истребители закружились в верхнем эшелоне, а 'бофы' в одну минуту выстроили широкую карусель вокруг эсминца, после чего начали быстро ее сужать. Русский наблюдатель без спешки, но весьма споро закрыл блокнот, сложил его в планшет, и сунув туда же карандаш, сел прямо, крепко ухватившись руками за сиденье.

Орала сирена, переговорные трубы доносили быстрые, резкие слова команд и рапортов. Мигали сигнальные лампы, и дрожала под ногами палуба — машинное отделение выжимало все возможное из дизелей, корабль стремительно набирал ход, спеша разогнаться до своих предельно возможных тридцати узлов

Против эсминца девять-десять бофайтеров. На каждом самолете по четыре двадцатимиллиметровые пушки и наверняка подвешено что-то потяжелее. Плюс тотальное преимущество в скорости и маневренности.

Значит, будет тяжко, жарко и больно.

Корабль разворачивался к родному берегу, пеня воду за кормой бешено вращающимися винтами, призывая помощь по радио. Стволы задрались в небо на максимальный угол возвышения, орудийные команды положили специальные ключи на головки снарядов, ожидая указаний — какую высоту подрыва устанавливать. На припавшего к зенитному директору офицера молились истовей, чем на распятие в церкви.

Первой атаковала 'анти-флак секция' бофайтеров, то есть группа, предназначенная для выбивания зенитных средств. Налетели на сходящихся курсах в пикировании под углом 45 градусов. И с минимальной паузой сразу за ними рванулись остальные, в 'звездной' атаке с разных направлений.

Будь эсминец по-настоящему большим кораблем солидного водоизмещения, хотя бы просто крейсером, бой затянулся бы надолго. Но водоизмещение в две тысячи тонн не оставляло особого резерва прочности и устойчивости. На подвеске у бофайтеров висели не бомбы и не торпеды, от которых можно и нужно спасаться маневром, а блоки по восемь стремительных пятидюймовых ракет HVAR. В каждой — взрывчатки как в шестидюймовом снаряде, от которого при случае не поздоровится и крейсеру, не то, что эсминцу. Итого, неполная сотня реактивных снарядов. И все они устремились к мишени, оставляя дымные следы, будто стрелы с привязанными пучками горящей пакли. Конечно, в цель суждено было попасть немногим, но и тех оказалось достаточно.

Вокруг разверзся ад. Горел металл, из многочисленных пробоин рвались столбы угольно-черных дымов. Корабль яростно отстреливался, ставя дымовую завесу, команды при орудийных установках знали свое дело. Стволы захлебывались бешеной стрельбой, ежесекундно выбрасывая в воздух многие килограммы стали и взрывчатки. Дымные очереди полосовали небо злобными плетьми, то и дело проходя в опасной близости от атакующих самолетов. Спитфайр, который вообще не участвовал в бою, получил снаряд в основание крыла и отвернул в сторону. Один из бофайтеров вышел из боя, сильно кренясь и дымя правым двигателем. Поврежденный самолет уцелел, но вкус к бою явно утратил.

И все же это был конец. Взрывы огненными когтями рвали сталь. Многочисленные осколки невидимыми веерами рассекали воздух и кромсали людскую плоть, как ампутационные ножи. Пунктиры трассирующих очередей кололи палубу, убивали моряков, крошили прожекторы и надстройки. Зажигательные снаряды прыгали в воздухе пылающими углями, поджигая все, что могло гореть. Огонь эсминца слабел буквально с каждой секундой.

На помощь спешил ближайший воздушный патруль немецких ВВС, но… если они окажутся достаточно близко, если прибудут достаточно быстро, если у них хватит сил, чтобы не только связать боем спитфайры, но и отогнать бофайтеров…

Осколок полоснул лейтенанта по скуле острейшей бритвой, царапнул кость. Кровь сразу и обильно хлынула на китель, боль полоснула по лицу. Офицер закрыл рану ладонью, чувствуя, как липкая жидкость горячими струйками течет меж пальцев. Остро и сильно воняло паленой синтетикой — в коммуникационных шахтах горела изоляция проводов.

Моряк случайно взглянул на русского наблюдателя, про которого напрочь забыл. Тот сидел в той же позе — прислонившись к переборке прямой спиной, крепко держась за сиденье обеими руками, планшет подтянут на ремне к самой груди, чтобы не болтался. И вновь лейтенанта поразил взгляд сухопутного 'гостя'. Темный бездонный взгляд оптического прибора, лишенного страха и вообще любых эмоций.

Вахтенный офицер хотел было выругаться, помянув русских варваров, у которых все не как у людей, но оставшиеся в строю 'бофы' пошли на новый заход, к ним присоединились спитфайры. И моряк вновь забыл о странном госте. Требовалось чудо, чтобы изувеченный корабль дотянул до прихода помощи, и это чудо можно было только создать своими руками.

* * *

Пожилой человек сидел на веранде и с легким прищуром смотрел на солнце. Желто-красный круг клонился к закату, солнечные лучи обрели особенный, неповторимый лимонный оттенок с розоватым отливом. Старик повернул голову, и лучик скользнул по морщинистому лицу, легко и тепло, словно котенок тронул мягкой лапкой.

— Хорошая осень в этом году, — буркнул себе под нос человек. — Долгая, теплая…

Тихо поскрипывало деревянное кресло-качалка, ветерок овевал прохладой открытую веранду, где сидел старик. Рядом с креслом стоял высокий круглый столик изящной работы, сильно разнящийся с прочей обстановкой — прочной и грубоватой. Пожилой человек вытянул руку, снял со столика полупустую стеклянную банку без наклеек и сделал глоток желтоватой жидкости. Характерный запах сообщил лучше всякой этикетки, что это совсем не лимонад. Как будто для того, чтобы развеять последние сомнения у возможного наблюдателя, хозяин банки пропел негромким, хрипловатым, но вполне приятным баритоном, слегка дирижируя сосудом в такт словам:

Генри Бичер совместно

С учителем школы воскресной

Дуют целебный напиток,

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению