Американская концепция "Большого Ближнего Востока" и национальные трагедии на Ближнем и Среднем Востоке - читать онлайн книгу. Автор: Урал Шарипов cтр.№ 12

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Американская концепция "Большого Ближнего Востока" и национальные трагедии на Ближнем и Среднем Востоке | Автор книги - Урал Шарипов

Cтраница 12
читать онлайн книги бесплатно

Каковы причины создавшегося тупикового положения?

Главная причина заключалась в том, что американцы вошли в Афганистан, не имея никаких серьезных намерений в плане социально-политических и экономических изменений в этой стране. Просто в 2001 году американцам было необходимо срочно отреагировать на террористические акции в Нью-Йорке и Вашингтоне (предположительно со стороны «Аль-Каиды» и других противников США). От этого зависел политический имидж самого президента Дж. Буша-младшего. Афганистан же был выбран для удара потому, что он являлся слабым государством в военном отношении, а в горах его южных провинций подразумевалось нахождение центрального руководства «Аль-Каиды». Однако американцы, кроме карательных акций и по существу оккупационных действий, не планировали вкладывать в эту страну сколько-нибудь значительные средства, чтобы как-то изменить социальную и экономическую жизнь самих афганцев. Кстати, афганская общественность ждала именно этого, и потому она в свое время не поддержала талибов. Вместо решения афганских проблем американский президент буквально через год ввязался в иракскую авантюру, куда стали преимущественно направляться силы и средства, предназначенные для обеспечения американской военной авантюры на БСВ. До 2009 года 80% этих затрат как раз и уходили на Ирак, а Афганистану доставались лишь малые крохи от них. Словом, среди афганского населения росло недовольство тем, что в их социально-экономической жизни не происходили позитивные перемены.

Вторая причина — в Афганистане, как и в Ираке, американцы допустили серьезную ошибку, не создав дееспособной национальной армии, которая могла бы самостоятельно взять под контроль все провинции. Собственно американский военный контингент в Афганистане до 2009 года был весьма недостаточным (хотя и преобладавшим в составе иностранных интервентов), так как Пентагон оказался во многом занятым в решении своих проблем в Ираке. Войска международной коалиции в Афганистане были представлены довольно слабо, и функции «вооруженных дежурных» выполняли, в основном, европейцы и канадцы. В афганской кампании преимущественно воевали американцы и британцы, а подразделения остальных стран не стремились участвовать в активных боевых действиях.

Третья причина (или полумера) заключалась в том, что американцы всегда делали ставку только на пуштунов, тогда как основной оппозицией талибам выступал Северный альянс, в который входили воинские части национальных меньшинств страны (преимущественно таджиков и узбеков). Кстати, поэтому у американцев и не было больших потерь в 2001 году, когда они вошли в Афганистан. Тогда всю наземную часть боевых операций против талибов проводили войска «северян», а американцы, в основном, поддерживали их с воздуха. Со временем Северный альянс был выдавлен со своих позиций в центральных властных учреждениях в Кабуле. Заметим, что большая часть пуштунов всегда поддерживала «Талибан». В результате американцы никогда не могли полностью опереться ни на тех, ни на других.

Еще одной проблемой Афганистана, помимо войны, являлось производство наркотиков. Как сообщил специальный представитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом Анатолий Сафонов, по итогам 2007 г. в Афганистане было собрано рекордное количество опиата — 8 тыс. т. «Афганистан находится на последней стадии превращения в наркогосударство», — сказал А. Сафонов. В условиях фактического отсутствия развития народно-хозяйственных отраслей именно это привело к тому, что экономика страны стала наркозависимой.

Официально объявленные итоги потерь в Афганистане в первом десятилетии XXI в. (данные за период с октября 2001 г. по февраль 2009 г.) составили:

-в международной коалиции — 1062 военнослужащих, в том числе в контингентах США — 640, Великобритании — 143, Канады — 108;

- среди талибов — (по неофициальным данным) не менее нескольких десятков тысяч;

- среди мирного населения Афганистана — около 50 тысяч человек. {15}

В последние полтора года первого десятилетия XXI века политическая обстановка в оккупированном Афганистане, которая до этого (сравнительно с таковой в Ираке) под властью международной коалиции и коллаборационистов считалась относительно спокойной, изменилась кардинально. Если рассматривать ситуацию на юге Афганистана, то, по сообщениям иностранных СМИ, уже четыре провинции контролировались движением «Талибан». Причем один из городов в провинции Кандагар, на том же юге, уже в течение долгого времени находился в руках талибов, и коалиционные силы безуспешно пытались отбить его. Более того, в трех других южных провинциях контроль частично находился на стороне «Талибан». Следует сказать, что талибы заметно активизировали свою деятельность на западе Афганистана, в провинции Герат. Ранее, как известно, это движение практически не было представлено на местном уровне, даже во времена господства режима «Талибан» его представители не могли полностью контролировать данную провинцию. Затем появились сообщения о том, что «Талибан» активизировался на севере страны, хотя этот регион все еще считался относительно спокойным регионом Афганистана.

С другой стороны, при правительстве Хамида Карзая, т.е. внутри антиталибовской коалиции, был создан новый альянс — Национальный объединенный фронт, куда вошли все бывшие командиры моджахедов северных провинций, представлявшие таджиков Афганистана. Также в этот альянс вошли лидеры узбекских племен во главе с генералом А. Дустумом. Сам альянс не декларировал себя противником президента Хамида Карзая, но большинство местных экспертов сошлись во мнении, что этот альянс представлял опасность для X. Карзая. То есть, если до этого Карзаю противостоял только «Талибан» как движение, то теперь у него появилась внутренняя политическая оппозиция сбоку. Сам конгломерат людей, которые объединились против него, выглядел довольно странным. С одной стороны, это бывший президент Афганистана Бурхонуддин Раббани, большинство лидеров антиталибовского Северного альянса (т.е. преимущественно таджики по национальности; кроме того, там были представители и других нацменьшинств, например, А. Дустум и т.д.), а также бывшие сторонники убитого президента Наджибуллы. Появление такого альянса повергло в изумление иностранных наблюдателей. Оно свидетельствовало о том, что внутри правительства Карзая образовалась серьезная группа несогласных с его политикой, так как большое количество членов указанного объединения входили в состав его правительства. Альянс ставил очень серьезные вопросы, в том числе необходимость изменения конституции страны и ее политического устройства — перехода верховенства власти от президентской к парламентской, введение института прямого выбора губернаторов.

О чем это говорило? О том, что проамериканское правительство X. Карзая не пользовалось популярностью среди афганского населения. Но самое главное, что эта власть все более теряла контроль над южными провинциями, где основную часть жителей составляли пуштуны.

Уже на этом этапе в западных СМИ стали высказываться мнения, что война в Афганистане американцами проиграна (так же как и в Ираке), и рано или поздно им придется думать над тем, как выводить свои войска и контингенты коалиции из этой страны. Поэтому появился вопрос: какой будет политическая тактика «ухода» и что будет после них? Здесь предполагалось несколько вариантов развития событий.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию