Мара. Ведьма поневоле - читать онлайн книгу. Автор: Полина Рей cтр.№ 6

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Мара. Ведьма поневоле | Автор книги - Полина Рей

Cтраница 6
читать онлайн книги бесплатно

Услыхав эти слова, мой отец побагровел, и клянусь, если бы в несчастной кружке оставалась ещё хотя бы пара капель, они бы последовали следом за остальной брагой, расплескавшейся несколькими минутами ранее. Слов у батюшки не было. Он лишь открывал рот, пока из него не вырвался хрип, и в этом хрипе я различил всего три слова: "Прочь из дома!".

Покидал я отчий кров под голосящие рыдания матушки, мольбы бабушки Розы остаться и примириться с отцом и тяжёлые мысли о том, что я оставляю не только всю свою жизнь, но ещё и красавицу Маргаритку, определённую мне в жёны с самого её рождения, и производство браги, к которому у меня были наклонности с детства. И чудесную книгу рецептов. Последнюю было жальче всего, ибо когда я переступал порог дома, отчётливо услышал голос какого-то из предков: "Олаф, Олаф, ну ты и дурак!".


Мой революционный настрой исчез к вечеру того же дня, когда я покинул яркие нарядные улицы Элеборна и вошёл под сень Мраморного леса. Его я знал как свои пять пальцев и частенько принимал участие в охоте, устраиваемой в честь праздника Нектарного урожая. Отличался он от других лесопосадок тем, что деревья в нём росли самые пятнистые из всех возможных. Тёмно-бурые дубы перемежались островками светлокронных эвкалиптов, а буйство красок маринных сосен поражало воображение даже самых заядлых фантазёров. На душе моей было неспокойно, и чем дальше от города я уходил, тем тревожнее мне становилось.

Заночевать решил прямо под приземистой сосной, с которой в ту пору на землю насыпалось много иголок. Присев под её стволом, я тяжело вздохнул, достал из кармана перочинный ножик и стал мастерить из найденной неподалеку деревяшки фигурку волка. Я был уверен, что отец уже тысячу раз пожалел о нашей ссоре, да и сам я был ей не рад, но проклятая орочья гордость не позволяла мне подняться с земли и вернуться домой с повинной.

Рано утром следующего дня, невыспавшийся и злой — что со мной бывало крайне редко — я отправился дальше, держа путь к небольшой деревушке, расположенной у подножия Зелёного холма. На мою удачу в поселении как раз проходила ярмарка, куда стекались торговцы не только из окрестных сёл, но и из самой Тенебрии. К вечеру я не только заработал несколько монет, но и успел снискать славу лучшего мастера резьбы по дереву. Ребятня не отходила от меня ни на шаг, а я вырезал разные фигурки, которые детвора покупала за мелкие монетки, выданные родителями на карамельных петушков и ядовито-голубую медовую вату.

Справедливо полагая, что заработал себе в тот день право не только отдохнуть, но и вкусно отужинать в местной харчевне, я направился к гостеприимно распахнутым дверям с болтающейся над ними вывеской "Одноглазый вепрь". За доброй кружкой браги — кто бы знал, как усиленно мне пришлось прогонять ностальгию по домашней медовухе, когда я отпил первый глоток из глиняной посудины! — я успел узнать несколько новостей из столицы сразу. То известие, о котором судачили все и вся — король Борос даёт дюжину золотых тому, кто знает хоть что-то о медноволосой ведьме, способной расквитаться с главарём банды Красной бороды путём снятия проклятия оборотничества. С кого нужно было снимать проклятие и почему такое трудное дело ложилось на плечи несчастной медноволосой женщины — тот факт, что цвет волос ведьмы был совершенно определённый тоже вызывал у меня вполне ожидаемый скепсис — я не знал. А выяснить хоть что-то мало-мальски похожее на правду у чуть подвыпившей толпы столичных жителей не представлялось возможным.

Но, ещё раз справедливо решив, что об этом я могу подумать завтра, я отбросил последнюю обглоданную кость на стол, допил остатки браги, бросил хозяину харчевни пару монет, и вышел под сень звёздной ночи. Мысли мои, чуть хмельные от выпитого, крутились вокруг отчего дома, но, всё та же проклятая орочья гордость, приправленная уверенностью в том, что я поступил правильно, когда высказал отцу свои мысли о короле, не дали мне ни единого шанса на то, чтобы передумать и вернуться. Мало того, я уже начал мысленно составлять план, как отыщу необходимую Боросу ведьму, явлюсь во дворец и устрою там революцию. Каким образом мне удастся совершить это в одиночку, я в тот момент не думал. А когда меня поманила из окна стоящего в паре десятков шагов дома сбитая пышнотелая вдовушка, до того весь день стреляющая в меня глазками на протяжении всей ярмарки, думать о других женщинах, тем паче медноволосых, я разучился вовсе.

Последующие пару лет я скитался по городам и весям Иллароса, зарабатывая себе на пропитание своими умениями мастерового, а на приятные ночёвки — пригожим видом. Порой задерживался у какой-нибудь особо ретивой вдовы на долгие месяцы, отвечая на жаркие ласки и предоставление крова — помощью по хозяйству и не менее пылкими нежностями.

Встреча в Пиктовом лесу с девицей с голубыми волосами по имени Маша и котом была для меня как гром среди ясного неба, и до того момента, пока мы все не оказались в разбойничьей западне, я и думать не думал о том, что встречу настоящую ведьму. Волшбы я побаивался, хотя, частенько в деревнях, располагающихся вдалеке от Тенебрии, некоторые товарки использовали мелкое колдовство в хозяйстве. Но одно дело себе помочь в очаге огонь раздуть, а совсем другое — настоящая волшба.

Когда ведьма заклятьем уложила наземь оборотня и упала в обморок, я вышел из состояния ужаса, в котором пребывал всё это время, подхватил Машу на руки, рявкнул коту, чтобы бежал следом, и что было мочи помчался прочь с полянки. Страх гнал меня вперёд, и несмотря на ночь, я нёсся сквозь кусты, не замечая довольно тяжёлой ноши. Мне чудилось, что за мной по пятам бежит оборотень, который каждую секунду может нагнать и разорвать в клочья. Правда, убежать далеко не удалось — парой минут позже меня догнал кот, принявшийся истошно вопить, что мне необходимо вернуться за книгой. Чертыхнувшись сквозь крепко стиснутые зубы, я продолжил свой путь, мысленно костеря кота на всех языках, какие знал. Какая книга, если нас каждое мгновение могут настичь и тогда смерть покажется нам величайшим благом? Ну, положим, Машу это сейчас волновало в последнюю очередь, но о своих-то шкурах стоило подумать, разве нет? Нет. Кот явно так не думал, продолжая орать на весь лес так, что его не услышали, должно быть, только в Гестарии. Хотя, я начал сомневаться, что о наших передвижениях не знает весь мир.

Наконец, я решил остановиться, потому что иначе нам угрожала смерть если не от лап оборотня, то от зубов бурой росомахи или пятнистого медведя, берлоги которых располагались по всему Пиктовому лесу. Хотя, было и еще одно обстоятельство, из-за которого путь дальше показался мне невозможным — Маша с каждым шагом становилась всё тяжелее и тяжелее.

— Так, ну что там с книгой? — как можно спокойнее спросил я, старательно выравнивая дыхание, когда укладывал ведьму под деревом. — Неужели она важнее того, чтобы спрятаться от волка?

Ответ я прочитал сначала по блеснувшим презрением глазам кота, которые были отчётливо видны в лунном свете, льющемся с тёмного неба. А после кот терпеливо, словно малому дитю, пояснил:

— Важнее книги ничего нет. Ты мне еще спасибо скажешь, когда Ма-р-ра с её помощью вас всех спасёт.

— Мара? — я даже потряс головой. Информации на сегодняшний день для меня было слишком много. — А это ещё кто такая?

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению