Дорога к дому - читать онлайн книгу. Автор: Кристофер Холт cтр.№ 29

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Дорога к дому | Автор книги - Кристофер Холт

Cтраница 29
читать онлайн книги бесплатно

– Хорошо, я расскажу вам, что случилось. Но повторять не стану, поэтому слушайте внимательно.

Макс улёгся рядом с Пятнистым, а Крепыш, Гизмо и Полосатик прижались друг к другу на гравийной площадке под кабиной.

– Мы очень переживали, когда исчезли вожаки нашей стаи, – начал старый пёс. – Некоторое время мы ждали, надеясь, что они вернутся. Горошек поддерживал порядок в доме и на участке, а я следил, чтобы другие животные не безобразничали в музее. – Он зарычал. – До сего дня мне это удавалось, но тут в музей пролезла эта нахалка Тиффани.

– Да, она хуже всех, – буркнул Крепыш.

– Я приходил сюда каждый день, – продолжил Пятнистый, – чтобы музей работал и малыши могли повеселиться. Но спустя какое-то время нам с Горошком надоело ждать. Мы знали, что наши люди уехали куда-то на запад, и хотели найти их.

Внизу вздохнула Полосатик.


Дорога к дому

– Я пыталась отговорить вас от этой затеи. У меня было дурное предчувствие.

– Знаю, знаю, дорогая, – отозвался Пятнистый. – Надо было послушаться тебя. Но мы с Горошком всегда отличались упрямством. Никто не мог бы нас остановить. И вот однажды утром мы двинулись в направлении на заходящее солнце, держась рельсов. Дорога заняла у нас много дней, мы устали и мучились от жажды. А потом увидели стену.

При упоминании о стене Макс вытянул шею, чтобы быть поближе к рассказчику.

– Она была большая и металлическая, – продолжил Пятнистый, – к тому же страшная на вид. Но нам было всё равно, мы приближались к ней, потому что чувствовали запах людей, тысяч и тысяч людей; он был сильный и сердитый. Мы их и слышали тоже, голоса смешивались в какое-то кипучее варево. Но нас это ничуть не волновало! Мы просто знали, что вожаки нашей стаи где-то там, за этой стеной, не могут выбраться и ждут, пока мы спасём их. И мы стали рыть. – Пятнистый со стоном встал, потянулся и принялся расхаживать по кабине. – Мы рыли землю лапами день и ночь, только иногда останавливались поесть или попить, мы почти не спали.

– Вы даже не ели? – пробормотал Крепыш себе под нос. – Это безумие!

– И вот однажды вечером подкоп был завершён. Мы прорыли туннель под этой дурацкой стеной. – Кунхаунд лёг и уныло опустил большую голову на лапы. – Надо было мне лезть первым, раз уж это я выдвинул идею искать наших родных. Но Горошек заупрямился, и я уступил ему. А потом…

Старый пёс замолчал.

– Что случилось? – тихо спросила Гизмо.

Пятнистый засопел.

– Я точно не знаю. Из дыры вылетела вспышка белого света, потом наступила тьма, полная какого-то напряжения. Я испугался, не знал, что делать, но тут услышал приглушённый лай брата с другой стороны стены – Горошек велел мне бежать от стены как можно быстрее и как можно дальше и ещё сказал, что придёт за мной, когда сможет. – Пятнистый издал долгое ворчливое урчание. – Больше я его не видел. И не увижу. Он пропал.

– Ты думаешь, он погиб? – спросил Крепыш. – Но откуда тебе знать, приятель? Может, с ним всё в порядке.

Пятнистый покачал головой, длинные уши хлопнули.

– Нет, брат всегда чувствует смерть брата. У меня внутри образовалась пустота, она жжёт изнутри мою грудь. В сердце появилась дыра в форме собаки, и её может заполнить только Горошек.

Макс встал и потёрся носом о шею старого пса.

– Это очень печальная история. Но даже если ты чувствуешь, что твой брат умер, может статься, он ещё жив. Хотя люди сейчас не могут быть рядом с нами, не думаю, что они убили твоего брата. Ты мог бы отвести нас к стене и показать, где вы прорыли туннель, тогда…

Старый кунхаунд подскочил, когти клацнули по металлическому полу.

– Нет! – крикнул он, и стены кабины завибрировали. – Я никогда туда не вернусь. Никогда! Как вы не понимаете! Я до самой смерти никому не скажу, где находится эта смертельно опасная дыра. – Пятнистый снова поставил лапы на приборную панель и начал сердито переключать рычаги носом.

За спиной у Макса раздался тихий цокот. Пёс обернулся и увидел, что Полосатик неуклюже взбирается по узким ступенькам наверх, в кабину. Она подошла к Пятнистому и обняла его заднюю лапу.

– Я знаю, как тебе больно, старина, – сказала скунсиха, – но не срывай злость на этих милых собаках.

Поездной Пёс уселся на пол и сидел, посматривая то на Макса, то на свою подругу, потом перевёл взгляд на оставшихся снаружи Крепыша и Гизмо.

– Мы хотим найти родных, – тихо проговорил Макс. – Так же как ты и твой брат.

Глаза Пятнистого затуманились слезами.

– Ты говоришь, её звали Эмма? – спросил он. – Она хотела быть кондуктором, да? Как вожак моей стаи?

– Верно. – Макс почесал лапой за ухом. – А ещё, кажется, она хотела попасть на Луну.

– Может быть, – хохотнул Пятнистый, – она сделает и то и другое, когда вырастет.

Старый кунхаунд замолчал, остальные тоже сидели молча и ждали. Макс слышал только тихое дыхание своих друзей да отдалённый стрекот кузнечиков.

– Полагаю, – заговорил наконец Пятнистый, – это неправильно – не дать двум маленьким энтузиастам железнодорожного дела встретиться со своими собаками.

Крепыш подскочил от радости:

– Значит, ты нам поможешь, приятель?

– Это значит, что меня можно уговорить, чтобы я помог вам. – Старый кунхаунд встретился взглядом с Максом, и, казалось, в глазах Поездного Пса загорелся какой-то новый огонёк. – Но сначала мне нужно, чтобы вы сделали кое-что для меня.

Макс не колебался ни секунды:

– Всё, что угодно! – виляя хвостом, пообещал он.

Глава 14
Все на борт
Дорога к дому

– Говорю тебе, Тиффани, кроме воды, у меня ничего больше нет.

– Я – всемирно известная похитительница яиц и пью только самое лучшее кислое молоко, сэр. И меня зовут Серебряная Бандитка.

Лай спаниеля Чака и визг вздорной маленькой енотихи эхом разносились над железнодорожными путями, пока Пятнистый вёл Макса, Крепыша, Гизмо и Полосатика к миниатюрному городу.

Наступили сумерки, небо стало тёмно-синим, деревья в отдалении погрузились во мрак. Город освещали стоявшие перед входами в дома фонари и закреплённые под свесами крыш лампочки.

– Смотри, у меня есть тёплая вода и холодная вода, – говорил Чак Тиффани, отступая к качающимся дверям салона. – Это моё последнее предложение.

Енотиха всплеснула лапками и плюхнулась на крыльцо:

– Целый день я ездила на поездах и собирала в стада местных рысей. После такого тяжкого труда я не хочу пить воду. Я хочу молока! – Она дёрнула за козырёк полосатую кондукторскую шапочку.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию