Пуля не дура - читать онлайн книгу. Автор: Юрий Ребров cтр.№ 54

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Пуля не дура | Автор книги - Юрий Ребров

Cтраница 54
читать онлайн книги бесплатно

И вдруг раздался страшный грохот. Мой дом словно переломился надвое, и верхняя половина накрыла нижнюю. Такое я видел в фильмах о Великой Отечественной, когда от многотонной бомбы в считанные секунды рассыпались, наподобие карточных домиков, многоэтажки. Боковым зрением я заметил, как из моего подъезда выскочил какой-то человек и тут же упал, придавленный бетонной плитой. «Кто бы это мог быть?» — пронеслось в голове, но тут пришла моя очередь, что-то неимоверно тяжелое обрушилось мне на плечо, и от дикой боли я потерял сознание, успев обхватить руками голову. Хотя вряд ли этот жест входил в инструкции по технике безопасности во время взрывов…

2

Если вы выходите на улицу из темной квартиры, то от солнечного света непременно зажмурите глаза. И это не вызывает удивления. Однако когда я впервые открыл глаза в больничной палате, где покоилось мое бренное тело (как известно, во время беспамятства дух отдыхает), то меня ослепила скромная шестидесятиваттная лампочка, подтвердив утверждение, что все в мире относительно. Плафонов на потолке было штук шесть, но лампочка горела лишь одна.

— Ну, вот мы и проснулись, — с удовлетворением произнесло бесформенное существо в белом халате, напоминающее пришельца с дальних неведомых планет.

Я поморгал глазами, скудный свет в палате не стал мне казаться таким уж ослепительным, а существо из инопланетянина превратилось во вполне реального Сашку Макарова. Но это было не менее странно — Сашка после окончания дела об убийстве генерала Пронина отбыл в свой город, и, по моим сведениям, никаких командировок в столицу у него вроде не предвиделось.

— А ты, ей-богу, в рубашке родился, — продолжал мой гость, не обращая внимания на мое удивление. — Еще несколько минут, и пришлось бы нам опознавать тебя, как императорскую семью, по идентификации генов близких родственников…

— Юмор у тебя, как у утопленника. — Я улыбнулся и чуть не взвыл от острой боли.

— Ты, командир, лучше обходись без мимики и разговоров, пока швы не зажили.

Ага, только этого не хватало, значит, и физиономия моя не годится для внешнего употребления. Хотелось бы взглянуть в зеркало. Наверно, лицо майора Кондратьева нынче напоминает физиономию канадского хоккейного профессионала с тридцатилетним стажем.

— Как в старой песне, «до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага». Успел бы войти в подъезд, и кранты. — Сашка никак не желал переходить к более приятной теме. — Конечно, полторы недели без сознания — это тоже не подарок судьбы, но теперь хотя бы жизнь вне опасности.

Ничего себе, оказывается, я полторы недели провалялся в госпитале. Час от часу не легче!

— Сколько же погибло людей после этого кошмара?

— Сам прочитаешь в газетах. Сейчас тебе главное — поскорее сил набраться, так что волнения противопоказаны. Кстати, пока я разгребался с криминалом в своем городе, ты времени зря не терял, приятными знакомствами обзавелся. Уже несколько раз какая-то девушка справлялась о твоем самочувствии.

Неужели Диана? Как она узнала адрес госпиталя, в котором я зализывал раны, хотя, наверно, после взрыва была создана справочная служба. Но тогда откуда она узнала мою фамилию, обычно при уличном знакомстве ограничиваются одними именами, да и то мужики нередко предпочитают скрываться под псевдонимами. Одним словом, моя новая знакомая вся состояла из загадок, и, подозреваю, на отгадки их уйдет немало времени. Впрочем, возможно, ларчик открывается просто — все объясняется моей профессиональной тягой к ясности. Есть несколько незыблемых правил оперативника. Например, даже в гостях у близких друзей он никогда не сядет спиной к двери. Подозрительность — это еще одна обязательная фишка…

— И что, она приходила в палату?

— Ну что ты, я первый, кому это позволили. Даже генерала не пустили. Но ему сейчас не до посещений раненых сотрудников. Дело о взрыве под контролем президента. Каждый день совещания, даже оперативников-пенсионеров привлекли к розыскным мероприятиям. Вообще-то все очень похоже на предыдущие теракты. Тоже снимали под склад нежилой подвал, тоже завозили взрывчатку под видом мешков с сахаром, та же беспечность жильцов…

— У нас в России надо каждый день взрывы устраивать, чтобы научить народ бдительности.

— Вот-вот, но есть в этом взрыве и особенность. Очень важная. Раньше взрывы можно было объяснить попыткой сорвать избрание президента или, наоборот, — объединить людей общей идеей — покончить с вероломными чеченцами и дружно проголосовать за сильного и решительного президента. Сейчас предвыборная кампания позади, народ устал от кавказской войны, гробы каждый день в Россию везут: то в Челябинск, то в Омск, то в Екатеринбург. Уже на карте и места не осталось, куда бы похоронки не приходили. Главная заповедь сыщика: кому выгодно? Так вот я никак не пойму — кому? Между прочим, меня тоже мобилизовали. Провожу поквартирный опрос. Уже три дома обошел. Понимаешь, в чем трудность: скорее всего подозреваемых видели жители того здания, которого уже не существует, а сам понимаешь, если искать в соседних домах, так можно всю Москву обойти. Словом, жди очередных рапортов…

— Послушай, разговаривать, как ты заметил, я не очень. Но думать-то могу. Принеси мне информацию о терактах последних лет. Может, какая путевая мысль в голову залетит… Да, еще, перед тем как вырубиться, я заметил, как из моего подъезда выскочил мужик. Его тоже накрыло. Случайно не знаешь — уцелел?

— О, это тоже ребус-кроссворд. Повезло ему меньше тебя — откачать не удалось. Но ребус в другом. При нем обнаружили «макаров» с глушаком. Пистолет в наше время, если как следует поискать, почти у каждого найдешь. Но глушитель навинчивают не для прогулок по улицам и площадям, а перед самым употреблением. Значит, кого-то он поджидал. Я в ДЭЗе список жильцов твоего подъезда проверил — никого, кого можно было бы заказать, — одни пенсионеры да многодетные семьи, никаких тебе фирмачей, президентов акционерных компаний и прочих «новых русских». Ревнивые мужья нанимают киллеров попроще, в лучшем случае с ножами, а пенсионерам торопить события ни к чему.

— Намекаешь, что, кроме холостого мента, охотиться не на кого?

— Тут и намекать нечего. Кому ты снова дорогу переступил? Так что со взрывом, может, тебе повезло. «Человек предполагает…»

Через неделю я уже бодро ковыляю по палате, добираюсь до холла и сражаюсь с выздоравливающими в неизменного больничного «козла». Пока я залихватски, вызывая недовольство медперсонала, стучу костяшками домино, мысли мои, как говаривали в старинных романах, витают далеко от госпиталя. Сашка выполнил мою просьбу, и я, подобно историку, копаюсь в событиях последних лет. Пытаюсь найти причинно-следственные связи. Что мы имеем? Во-первых, как всегда, ФСБ уверяет, что ситуация под контролем, но… Три года назад громыхнуло у двух московских военкоматов, у перуанского посольства, профсоюзного Дворца труда, обезврежен «мячик» с тротилом у Главной военной прокуратуры. Ответственность за эти шалости берет левацкая группировка НРА («Новая революционная альтернатива»). Потом нашумевший в буквальном и во всех остальных смыслах взрыв памятника Николаю Второму в селе Тайнинском, обезврежена мина у памятника Петру Великому, творения всенародно нелюбимого Зураба Церетели. «Это наши ребятки», — ликует та же НРА и свежая, доселе неизвестная организация «Реввоенсовет» (РВС). Засим следует подрыв мемориальной плиты Романовым на Ваганьковском кладбище. Тут гэбисты подсуетились и даже арестовали члена РВС Андрея Соколова и его приятелей. Что поделаешь, не нравится нынешнему поколению память об императорах и их семьях.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию