Обрученные с Севером. По следам «Двух капитанов» - читать онлайн книгу. Автор: Роман Буйнов cтр.№ 26

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Обрученные с Севером. По следам «Двух капитанов» | Автор книги - Роман Буйнов

Cтраница 26
читать онлайн книги бесплатно

Еще до обеда невдалеке от базового лагеря были сделаны заготовки для памятного креста; в «бухте Смиренникова» плавника нужного качества и размеров не найти. Пилить было немного, но трудно. В результате две цепи от бензопилы совершенно затупились и теперь уныло валялись возле палатки. За десятилетия просаливания в морской воде дерево обретает свойства металла, вместе с опилками высекаются искры, а звук неприятно режет уши. В вертолет все загружалось отдельными фрагментами. Крест получился высотой около семи метров и настолько массивным, что своими силами даже на веревках и блоках поднять его на месте сразу не удалось. Благо вскоре вернулись вертолетчики, и дело заспорилось. Рядом с крестом на огромном камне подготовили площадку для мемориальной таблички:

«На этом месте найдены останки одного из участников полярной экспедиции 1912—1914 гг. лейтенанта Г.Л. Брусилова на шхуне «Св. Анна»

ФСБ России, клуб «Живая природа» август 2010 г.

Охраняется государством».

Вечером полный штиль.

5 августа 2010 года.

В этот день природа откровенно не жалела красок. Покрытое оплавленным льдом плато завораживающе рдело на утреннем солнышке. Темное море неспешно перекатывало непосильное бремя тяжелой волны, слизывая с сырого берега зазевавшихся рачков и унося их на корм прибрежным рыбам. Погода баловала теплом и безветрием, хотя на лужах возле нашей палатки и в умывальнике к утру стоял лед.

День выдался суматошным; к восьми утра прилетели два вертолета со столичными журналистами. Все понимали, что это неизбежность, однако такую «подарочную» погоду было отчаянно жаль тратить на интервью и разговоры. Да и люди, приехавшие из душной Москвы делать свои репортажи, скорее всего, так и не поняли, в каких реальных условиях нам приходилось работать и почему под глазами у встречающих их людей залегли темные тени. В тот день Земля Франца- Иосифа действительно напоминала какой‑то экзотический курорт: кристально–ясное в нереальную синеву небо, совсем не по–полярному ласковое солнце, журчащие ручейки, тонкий пьянящий запах цветущих трав и влажного мха, все это так не похоже на то, что мы видели на протяжении двух последних недель!

Нам, конечно, очень хотелось, чтобы с помощью журналистов поиски экспедиции Г. Л. Брусилова стали нужны кому‑то еще, кроме нас Мероприятия подобного исторического значения должны проводиться при серьезном финансировании и поддержке государства. Мы же, за исключением неоценимой помощи авиации ФСБ России, собирались на собственные средства и помощь друзей. Снаряжение, почти как у Альбанова, нередко делали буквально на коленках! Впрочем, чему удивляться? «В тысячу раз лучше было бы пойти на разорение в Нью–Йорке, чем взять на себя страшную ответственность отправиться в Антарктику, отказавшись от какою‑нибудь предмета снаряжения, необходимого для безопасности участников, как бы дорою он ни стоил. Сбор денег для полярных экспедиций — всегда трудная задача. Мне не случалось встретить исследователя, который не разорился бы либо не был близок к разорению». Эти слова в 1928 году написал в своем дневнике знаменитый американский исследователь Антарктиды Ричард Эвелин Бэрд. А вот описание сборов в полярную экспедицию Роберта Фолкона Скотта: «Организуя эту экспедицию, Скотт должен был действовать как моряк, купец, ученый, администратор и нищий, просящий подаяния. Грустно сознавать, что ему пришлось потратить так мною времени на сбор фунтов и шиллингов» [65] . Из воспоминаний Эванса [66] , участника антарктической экспедиции Скотта: «Наги начальник с несомненным удовольствием пустился в плаванье на «Терра Нове», которое, хотя и обещало быть более длительным, избавило его от коммерческих дел и от болтовни множества господ, радовавшихся встрече с ним до тех пор, пока он не пускал шапку по кругу и не начинался этот отвратительный сбор денег» [67] . Что здесь уже говорить о том, как и на какие средства осуществлялись отечественные экспедиции Брусилова и Седова.

Как бы там ни было, по фантастическому ли схождению звезд или в награду за самоотверженность, но своей цели мы достигли. Наша экспедиция дала ценный научный результат, став, пожалуй, одной из самых значительных в историческом плане за последние десятилетия в Арктике. А не это ли главное?

Беглые интервью у базового лагеря, и мы перелетаем на место основных находок. За штурвалом головного вертолета живая легенда — генерал–лейтенант авиации, начальник Управления авиации Федеральной службы безопасности Российской Федерации Николай Федорович Гаврилок. В 2002 году он был удостоен звания Герой Российской Федерации с формулировкой «за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания». Что это было за «специальное задание», знает очень узкий круг людей, но военный летчик–снайпер, девять лет воевавший в небе над Афганистаном, летчик–испытатель 1 класса, человек, посадивший Ми-8 на оба полюса земли, оказался на Земле Франца–Иосифа совсем не случайно. Когда мы обратились к нему с просьбой оказать содействие нашей экспедиции, ответ последовал однозначно и незамедлительно: чем смогу — помогу. Николай Федорович тоже в свое время читал каверинские «Два капитана», а уж когда мы привезли ему книгу Альбанова, загорелся не на шутку. Так мы познакомились с замечательным человеком, а наша экспедиция получила надежного союзника.

Корреспонденты улетели только ближе к вечеру. День был полностью загублен, и народ изнывал от вынужденного безделья. Тут мне почему‑то вспомнилось, что мы в этом году до сих пор еще не купались в Баренцевом море. Лето все- таки! Соратники нашлись моментально: Леня Радун и Саша Унтила Взяли шлепки, полотенца и отправились к берегу. Прибрежная зона метров на сто в море была сплошь забита обсосанными солнцем и морской волной обломками льда, которые с глухим рокотом выкатывались на берег, словно гигантские шары от кегельбана. Почесав для пущей важности затылки, с душераздирающими криками мы нагишом бросились в студеную воду. В крещенские морозы вода в ледяной проруби в Подмосковье редко опускается ниже +7 °С, здесь же было около О °С. Две–три минуты мы бесились в этом соленом игристом коктейле со льдом и, скукожившись в три погибели, повыскакивали на берег.

— Леня, — Саша хитро прищурил глаз, — ты случайно не прихватил с собой волшебную фляжку?

— Обижаешь, — Леонид потянулся к заветной емкости, — лови!

Спирт, по старой полярной традиции разбавленный «по широте», то есть практически не разбавленный, приятно и быстро согрел нас изнутри.

— Родине не нужны полярники, которые после выпитого теряют над собой контроль. Выпил грамм пятьсот- шестьсот — осмотрись! — казарменный юмор ценнейший спутник в подобных экспедициях. Мы повторили второй заход в море и к фляжке и, растершись полотенцем до багровокрасных тонов, одевались уже неспешно.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию