Недобрый час. Хроники Расколотого королевства - читать онлайн книгу. Автор: Фрэнсис Хардинг cтр.№ 27

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Недобрый час. Хроники Расколотого королевства | Автор книги - Фрэнсис Хардинг

Cтраница 27
читать онлайн книги бесплатно

В следующий миг он показал Мошке мастер-класс по творческой панике. Главный принцип заключался в том, чтобы со всей дури скакать по глухим переулкам, сворачивать где придется и прятаться от любого шума. Еще необходимо проскальзывать на поворотах и рвать одежду о держалки факелов. Мошка стиснула кулаки, полной грудью вдохнула морозный воздух и попробовала угнаться за Эпонимием Клентом. Тот, затылком чувствуя опасность, припустил со всех ног, доверившись инстинктам. Этот прием неоднократно спасал его шкуру, и Клент не видел в нем изъянов.

Кривые улицы так искажали звуки, что определить источник не представлялось возможным. Вроде бубенцы звенят где-то сзади. Нет, спереди. Нет, справа…

— Звонари, они повсюду!

Клент замер — видно, та же мысль пришла ему в голову. Неожиданно он нырнул в переулок. Мошка заметила, что там приоткрылась дверь и мелькнула худая фигура с кувшином. Изнутри доносился странный грохот. Клент не долго думая ворвался внутрь. Мошка влетела следом, захлопнув за собой дверь.

Они оказались в крошечной, тускло освещенной комнатушке, завешанной бельем. В воздухе висел сальный чад и замешательство. Со всех сторон лилась какофония лязга, треска, звона и криков, с появлением Клента и Мошки перешедших в пронзительный визг.

Фигура с кувшином оказалась болезненным мальчишкой лет четырнадцати с блеклыми ресницами и впалыми щеками. У очага темноволосая женщина средних лет и размеров лупила в сковородки. Увидев непрошеных гостей, она застыла, уронив челюсть. Другая женщина привстала с грязного матраса. Сквозь мокрые сосульки волос она уставилась на Мошку и Клента с неприкрытой враждебностью и страхом. Паренек с носом как кусок расплющенного теста уронил колокольчик и схватился за дубину. Всех четверых отличали нездоровый, бледный вид и синяки под глазами.

— Назад! — рявкнул Клент, хватая кочергу. Он принялся выписывать импровизированным оружием кренделя. — Всех порешу!

С красной мордой и выпученными глазами он и впрямь производил впечатление человека, способного на все. Однако то же самое можно было сказать и про обитателей этого вертепа.

— Давай вали. Вали давай, или я тебя… — Паренек окрысился, показав зубы.

Мошка ухватила свечу и поднесла к серым занавесям, скрывающим отсыревшие стены.

— А ну захлопнули пасти, или я сожгу к чертям этот гадскопомойный дом! — заорала она.

Повисла тишина. Лишь женщина на матрасе начала всхлипывать. Вскоре ее стоны перешли в горестный вой. Мошка хотела было повторить свою угрозу, но тут заметила в ее фигуре нечто странное. Самые пышные юбки не превратят человека в эдакую грушу. У раздутого пуза могло быть лишь одно объяснение…

Клент тоже все понял. Он посерел и выпустил воротник мальчика с кувшином. Тот мигом юркнул к очагу.

— Годится! — Темноволосая женщина с безумным видом вскочила на ноги. Пучок у нее на голове ощетинился ежиком упрямых волос. — Вот что нам нужно! Еще раз! Давай же!

Сверкающий, бешеный взгляд ошеломил Мошку.

— Чего?..

— Кричи! Скорее! У тебя отличные легкие, используй их на полную катушку! Наши «пугалки» не работают, слишком тихие!

Женщина на полу зажмурилась и болезненно пискнула.

— Скоро, госпожа Прыгуша. Чуть-чуть осталось… — сказал мальчишка.

Тут заговорила темноволосая:

— Держись, Трепачка, надо продержаться полчаса. Будем его отпугивать, пока не порвем легкие. Вы, сэр! — Клент пришел в себя как раз вовремя, чтобы поймать связку ложек, летящую в грудь. — Звените со всех сил. А ты, подруга, иди к очагу. Держи!

У Мошки из рук решительно забрали свечу и сунули ей пару тяжелых помятых сковород.

— Лупи их друг о друга да ори погромче! Пусть весь мир знает, что ты сожжешь дом, если малыш сейчас вылезет!

— Но… чего?

— Ветер в уши! — рявкнула госпожа Прыгуша, склоняясь над пациенткой. — Если будешь спорить, так хотя бы громко!

Паренек издал дикий рев, напугав вообще всех. Клент ответил недоуменным возгласом. Мальчишка влился в их хор с переливчатым воем, а Мошка наконец выпустила крик, душивший ее с тех пор, как она заприметила Тетеревятника. Все затопали, захлопали, застучали, забренчали, зазвонили в молитвенные колокольчики.

Тем временем госпожа Прыгуша развязала огромный мешок и достала кресло с наклонной спинкой, железную ванночку, сложенное полотно и маленькие бутылочки. Судя по всему, она была местной повитухой.

— Возьму и сожгу вас всех! — орала Мошка.

— Так-то лучше! Эй, сыпь, давно у нее начались схватки? — вкрадчиво завизжала госпожа Прыгуша.

— Шесть часов! — рявкнул паренек. От долгих криков у него на лбу проступили вены. — Не могли ни за кем послать, пока нас не существовало…

— Сыпь, не переживай, все хорошо, — похлопала его повитуха по руке. — Трепачка, ты должна расслабиться.

Лежавшая на матрасе женщина вяло кивнула. Мошка поняла, что волосы у нее слиплись от пота.

При свете очага Мошка смогла получше разглядеть повитуху. Было ей скорее сорок, чем тридцать, удачное строение черепа придавало лицу выразительности. От постоянных улыбок из уголков глаз веером разбегались морщинки. Платье у нее было серым, а кожа бледной, зато каштановые волосы были собраны в пучок, перевитый лентами и сверкающий заколками. Отдельные упрямые пряди торчали из-под чепчика. Она вызывала бы доверие, если бы не колотила совком по ведру для угля.

— Как я не люблю мужиков в родильной комнате, — поведала она на всю округу. — Ну, деваться некуда. Мальчики, встаньте лицом к стене.

Клент, бледный мальчишка и паренек с расплющенным носом послушно развернулись к стене.

Вопрос повитухи Мошка расслышала далеко не с первого крика.

— Спросила. Как. Тебя. Зовут?

— Мошка Май! — крикнула Мошка, не подумав.

— Поздравляю, Мошка Май. Сейчас ты поможешь малышу появиться на свет.

Пока мужики покорно орали на беззащитную стену, Мошка помогла госпоже Прыгуше уложить роженицу на кресло, а потом снова подхватила сковородки. Она уже разобралась, что «пугалки» должны убедить ребенка, будто снаружи слишком шумно и не стоит вылезать из мамы, пока не станет потише.

Мошка била в сковороды, закрыв глаза. Ей было тяжело смотреть на вздутый живот роженицы, блестящую от пота кожу и распахнутый рот. Правда, она то и дело подглядывала. Ее зачаровала сама концепция того, как сердитый живой комок лезет из мамы на свет.

В очаг подбросили угля, чтобы нагреть чайник и кувшинчик масла, пахнущего миндалем. Полчаса тянулись мучительно долго. Повитуха все время смотрела на карманные часы. Наконец она приказала всем утихнуть.

— Пора. — От долгих воплей голос ее сел. — Больше шуметь не нужно. Время настало.

То, что «пугалки» прекратились, не означало немедленных родов. Повитуха целую вечность успокаивала роженицу, будто та — лошадь с коликами. Лицо у той морщилось и краснело, она издавала долгие стоны, как бедолага, спихивающий с груди тяжелую повозку.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию