История каннибализма и человеческих жертвоприношений - читать онлайн книгу. Автор: Лев Каневский cтр.№ 67

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - История каннибализма и человеческих жертвоприношений | Автор книги - Лев Каневский

Cтраница 67
читать онлайн книги бесплатно

Здешние людоеды ни в чем не уступали в мастерстве кровожадным папуасам. Но обратимся к Новым Гебридам.

Известный путешественник Мартин Джонсон побывал на них во время Первой мировой войны. Как и многие путешественники, посетившие эти места, он был ошарашен тем, что увидел.

«Мы шли, – пишет он, – около трех часов, но нигде не заметили никаких признаков человеческого жилья. Потом до нас издалека донеслись глухие удары тамтама, а за ними и обрывки песнопений. Теперь мы шли осторожно, не теряя бдительности, и вышли на открытое ровное пространство. Там мы увидели деревенские хижины. Из-за густых кустов мы наблюдали за танцующими туземцами. Обычный танец вокруг изваяний дьявола на деревенской площади. Вначале медленный, увеличивая ритм, он переходил в легкий бег.

Нас заинтересовало другое – подготовка к празднику. На длинной палке-вертеле жарились над костром куски мяса. Другие – прямо на углях потухшего костра. На листьях неподалеку были разложены внутренности животного, которое они готовили. Не знаю, что вызвало у нас подозрения по поводу происхождения этого мяса. Оно, нужно сказать, по внешнему виду ничем не отличалось от свинины. Но каким-то шестым чувством я почувствовал, что это не свинина.

Мы ожидали примерно с час, делая издалека фотоснимки. Танец монотонно продолжался. Мясо медленно поспевало на огне, но ничего больше не происходило. Передав мальчишке из племени тонга радиевую вспышку, я попросил его незаметно приблизиться к танцующим и бросить ее в костер. Туземцы замерли, наблюдая за ним. Подойдя к костру, он бросил туда вспышку, а сам отскочил в сторону, чтобы не испортить снимка.

Все они наклонились над пламенем, пытаясь разглядеть, что же он туда кинул, но в эту секунду яркая вспышка осветила их темные лица. Они, в ужасе отпрянув, с дикими воплями стремглав побежали к нам, но, видимо, передумав, остановились и понеслись в противоположном направлении. Вспышка длилась всего тридцать секунд. Тогда они схватили с огня мясо и помчались по направлению к джунглям.

Когда я подошел ко второму костру, то увидел обугленную человеческую голову с затычками из листьев, закрывающими глазные впадины. Таким образом, мне удалось доказать то, что требовалось. На островах южных морей до сих пор практикуется каннибализм!

Порывшись в углях и не обнаружив там больше человеческого мяса, мы подошли к хижинам. В одной из них мы нашли пряди человеческих волос, которые туземцы используют для украшений. Несколько каннибалов вернулись на площадь. Они издалека наблюдали за нами. Я их сфотографировал. Они широко улыбались, словно довольные, невинные дети. Позже мы пригласили их поужинать с нами вместе. Они с удовольствием жевали семгу с бисквитами и смачно причмокивали губами, потягивая из кружки крепкий кофе. Но, увы, их любимого кушанья – «длинной свиньи» – в меню предусмотрено не было!»

А.П. Райс, говоря о туземцах Новых Гебрид, утверждает, что они обычно стараются как можно быстрее приготовить для тушения в печах тело убитого или взятого в плен врага – сразу по возвращении в деревню. После они раздают всем желающим угощение, сдобренное ямсом (сладким картофелем). Чем темнее плоть человека, по мнению каннибалов, тем она вкуснее, и посему они отдавали предпочтение чернокожим, а не белым людям. Среди них бытовал даже специальный термин для обозначения жертвы, предназначенной для съедения, – «рыбина».

Однако, судя по всему, в отношении туземцев Соломоновых островов мнения на сей счет разделяются. Так, антрополог Р. Кодрингтон в начале нашего века утверждал, что практика каннибализма была «введена там совсем недавно». Как ему рассказывали старики, прежде человеческую плоть съедали только в виде жертвоприношения, и даже такой каннибализм был завезен сюда с «островов на западе», – здесь, вероятно, подразумевается Новая Гвинея. Проживающие на побережье племена этим занимаются мало, но гораздо чаще случаи каннибализма наблюдаются в глубине острова.

Кодрингтон с сожалением говорит, что за последнее время к каннибализму пристрастились молодые жители Соломоновых островов. Обычно они употребляли в пищу мясо врагов, убитых в бою, переняв такую практику от туземцев с острова Сан-Кристобаль. Там, как заверяет Кодрингтон, местные жители убивают людей только для собственного пропитания, причем в таком большом количестве, что даже продают излишки человеческого мяса другим племенам.

На острове Прокаженных, судя по всему, человеческим мясом лакомятся до сих пор. Но там не убивают с этой целью отважного врага. Для торжества предназначается либо преступник-убийца, либо тот, кто навлек на себя презрение соплеменников или членов соседнего дружески настроенного племени. Такого человека съедают обычно с чувством гнева и презрения. После того как его зажарят как свинью, все обязательно должны отведать мяса негодяя – скорее ради символического жеста, чем для утоления голода.

Но вот что пишет А. Гопкинс, проведший в этом регионе около четверти века почти тридцать лет спустя после Кодрингтона: «Каннибализм в этих местах фактически исчез. Но можно встретить множество стариков, которые когда-то время от времени употребляли в пищу человеческое мясо, но молодежь вам ничего не скажет. Это такая щекотливая тема, что туземцы избегают ее». «Старики» Гопкинса вполне могли быть «молодыми людьми» Кодрингтона. Гопкинс к тому же подвергает сомнению утверждение Кодрингтона о том, что испанцы первыми наблюдали страшные картины каннибализма на Соломоновых островах. Если это на самом деле так, то он существовал здесь с незапамятных времен.

Гопкинс утверждает, что племя, хотя бы один из членов которого был взят в плен, убит и потом съеден, утрачивало свой престиж. Если чужаки съедали их воина, то они таким образом съедали и его «мана», которое неразрывно связано с «мана» всего их племени. Теперь у несчастных туземцев не оставалось ни чести, ни доблести. Самое лучшее, что они могли предпринять в таком случае, пишет Гопкинс, это, разбившись на маленькие группы, разойтись, рассеяться, затеряться среди дружеских союзнических племен.

Женщина-миссионер, Флоренс Кумб, работавшая в этом регионе приблизительно в одно время с Гопкинсом, рассказывает об одном священнике, который служил на острове Сан-Кристобаль. Однажды он набрел на группу туземцев, которые готовили на печке для себя еду – мясо убитого ими врага. Вот что он писал ей: «Каково же было мое отвращение, мое искреннее негодование! Мне так хотелось подбежать к печке и перевернуть чан с его содержимым, но вдруг мне в голову пришла мысль: ведь если я так поступлю, то, весьма вероятно, могу оказаться на месте этого несчастного на той же самой печке. На них, казалось, не произвело никакого впечатления замешательство белого человека. Они продолжали смеяться и шутить, вспоминая, как сопротивлялась несчастная жертва, и засовывая вываренные косточки от ее пальцев в волосы».

Флоренс Кумб напоминает нам «еще об одной идее, которая, настойчиво преодолевая наше отвращение, все же стремится выразить себя». Это идея мана – общего духа племени.

«Когда могущественного вождя, долгое время всеми в равной степени ненавидимого и обожаемого, убивают в сражении, то жажда его врагов заполучить частичку его духа – мана, – который объясняет тайну его доблести и успеха, превращается в почти религиозное чувство. Необходимо как можно скорее стать обладателем хотя бы маленькой частицы плоти этого храброго воина и выпить по глотку его крови – только это может добавить мужества и бесстрашия.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию