Всё сложно - читать онлайн книгу. Автор: Харриет Лернер cтр.№ 48

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Всё сложно | Автор книги - Харриет Лернер

Cтраница 48
читать онлайн книги бесплатно

Несколько лет спустя в приливе нежных чувств к сестре Дебора спонтанно написала ей электронное письмо: «Я никогда не говорила тебе, как мне было плохо из-за того, что я не попала на твою свадьбу. В день выступления на этой конференции я думала о том, что я здесь делаю. У меня нет ни объяснения, ни оправдания такому глупому решению». Сестра ответила: «Да, Деб, ты повела себя по-свински». Они больше никогда это не обсуждали, да им и не нужно было. «Сейчас в наших отношениях чувствуется облегчение, – поделилась со мной Дебора. – Это как если бы вернулось доверие, о существовании которого я раньше даже не подозревала».

Те, кому легко извиниться, часто считают себя вправе сказать: «Я ошибся, простите меня». Извинившись, они чувствуют себя лучше. У тех же, кому извиняться трудно, совсем другой жизненный опыт и система ценностей. Извинения они связывают с ухудшением эмоционального состояния, ослаблением своей позиции и важных для себя отношений, с утратой влияния и контроля. В случае с Деборой отправка письма помогла ей подправить прежнюю систему убеждений («обсуждение старой проблемы только все портит»), которая, возможно, защищала ее в прошлом, но теперь больше не шла ей на пользу.

«Я извинюсь только за свою часть вины!»

Каждый из нас по-своему воспринимает извинения. Одна из моих странностей в отношениях с мужем состоит в том, что я предпочитаю извиняться только за свою долю вины – в том объеме, в каком это вижу я, разумеется, – и ожидаю, что он извинится за свою – тоже так, как считаю я. Мы не всегда сходимся во мнениях о том, кто в чем виноват, и это иногда выглядит, как театр абсурда.

«Я прошу прощения за мою часть ссоры», – объявляю я Стиву. Я появилась в дверях его кабинета, чтобы помириться. У нас только что случилась глупая ссора, и я явно вижу, что Стив не хочет со мной разговаривать, пока я не извинюсь. «А какова, по-твоему, твоя часть?» – раздраженно спрашивает он. «Сорок процентов», – говорю я. Действительно, я начала критиковать Стива, но он отреагировал слишком эмоционально и сделал из мухи слона. Я пришла к выводу, что его реактивность, безусловно, серьезнее, чем моя грубость, которая его спровоцировала. «Вот как?! – отвечает Стив. – Этого недостаточно». Мы ходим кругами. Все это выглядит по-идиотски даже для нас самих.

К счастью, такой сценарий разыгрывается только в моменты нашей беспечности. Обычно же Стив или я пропускаем непродуктивную модель выяснения отношений а-ля «кто виноват» или «кто первый начал». Один из нас говорит: «Давай прекратим. Я прошу прощения за свою долю вины в том, что произошло». Второй принимает извинения, и вопрос закрыт. Если один из нас в прекрасном расположении духа, второй не сможет довести разговор до ссоры.

«Почему я должен извиниться за это, если это сделала она?»

Подобно нам со Стивом, многим людям очень трудно извиняться, если они чувствуют, что их вину преувеличили или заставляют признать бóльшую ее часть, чем они заслужили. Как выразился один мужчина, «когда жена критикует меня, я не хочу извиняться, потому что у меня возникает ощущение, будто я кладу голову на плаху. Это несправедливо. Если я прошу прощения, я соглашаюсь с ней, что вся проблема во мне. А это не так». Если нам кажется, что извиниться означает полностью признать свою виновность или проиграть, мы будем считать, что потеряем уважение, и нам трудно выразить, как мы сожалеем о собственном вкладе в возникновение проблемы.

Болезненный тупик

Давайте рассмотрим историю Джейн и Дениз. Теперь они живут на противоположных побережьях, но связаны многолетней дружбой. Когда Джейн усыновила ребенка из Китая, она не посчитала нужным сразу сообщить Дениз о том, что усыновление благополучно завершено. Дениз узнала эту новость от их общего друга и расстроилась, считая, что с ней обошлись, как с посторонней. Она послала Джейн разгромное электронное письмо, требуя извинений за то, что та не сообщила ей столь важную информацию.

Джейн – человек, которому независимо от ситуации сложно признать ошибку и извиниться. Поэтому нападки Дениз и ее настойчивость в том, что Джейн обязана попросить прощения, только усугубили положение. Джейн не ответила на письмо, потому что восприняла критику Дениз как попытку ее отчитать, выходившую за рамки обычной оплошности и предполагавшую ее повиновение.

Джейн сказала мне, что чувствует, будто гнев Дениз и ее требование извинений к чему-то ее обязывают. «Я ничего не должна Дениз! – настаивала она. – Если бы она чаще общалась со мной, я, конечно, упомянула бы об усыновлении. Но обычно я первая звоню или пишу ей, и мне это порядком надоело. Я навестила ее дважды в Сиэтле, но она ни за что не хочет ехать в Филадельфию. Кроме того, я просто забыла сообщить ей об усыновлении. Я не планировала держать ее в неведении специально». Джейн считала, что это Дениз должна извиниться и признать свою роль в создании проблемной ситуации.

Кроме того, Джейн полагала, что Дениз делает много шума из ничего. По 10-балльной шкале оценки плохого поведения, по мнению Джейн, ее оплошность едва ли заслуживает даже единицы. Однако Дениз считала это намеренным оскорблением, что заставило Джейн занять еще более глухую оборону, как будто извинения означали бы принятие на себя большей вины, чем она заслужила.

Дениз, в свою очередь, испытывала глубокую потребность слышать извинения всегда, когда считала, что с ней несправедливо обошлись. Она пережила много болезненных событий в период взросления, и родители никогда не интересовались ее переживаниями, не подтверждали ее значимость и не брали на себя ответственность за свои поступки. Став взрослой, Дениз выработала в себе обостренное чувство справедливости и огромную потребность в постоянном подтверждении своей адекватности. Когда она считала, что с ней плохо обошлись, она хотела слышать: «Да, так случилось, я был неправ. Прости, что причинил тебе боль».

Когда их дружба зашла в тупик, Джейн попыталась узнать мою точку зрения. Я предложила ей пойти нелегким путем и снять напряжение, извинившись первой. Обдумав мои слова, она осознала, что должна была сообщить Дениз об усыновлении независимо от того, насколько активный вклад та вносила в их дружбу. Поэтому она послала Дениз сообщение, где написала: «Дениз, я прошу прощения, что не написала тебе о ребенке. Давай поговорим! С любовью, Джейн». Дениз почувствовала облегчение, ей стало спокойнее. Женщины как следует поговорили о своих отношениях, в которых обе смогли высказать свое недовольство. Если бы Джейн продолжала занимать оборонительную позицию, этот небольшой конфликт, возможно, превратился бы в серьезный разрыв.

Проблема различий

У всех нас есть глубоко укоренившиеся представления о том, как нужно извиняться и принимать извинения. Такие убеждения формируются в семье и культуре, и иногда на протяжении поколений. Одни культурные группы придают особый смысл извинениям и прощению, другие этого не делают. Подвергая свои убеждения испытаниям жизни, мы можем понять, насколько эффективны они для нас, и в случае необходимости пересмотреть их.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию