Брак без крика и ссор - читать онлайн книгу. Автор: Хэл Эдвартс Ранкел, Дженни Ранкел cтр.№ 52

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Брак без крика и ссор | Автор книги - Хэл Эдвартс Ранкел , Дженни Ранкел

Cтраница 52
читать онлайн книги бесплатно

«Ей было всего лишь… семнадцать»

Возвращаясь в те времена, когда я учился в старших классах, вспоминаю, как впервые влюбился. Имею в виду, серьезно влюбился. Я был так страстно увлечен девушкой, что даже мог не пойти в свой класс, чтобы украдкой взглянуть на нее в другом конце школы. Она была всем, о чем мне хотелось думать и говорить, той, о ком я хотел видеть сны. Она очень, очень мне нравилась. И когда мы начали встречаться, я даже думал, что люблю ее.

Затем ее лучшая подруга растолковала мне, что к чему.

Я понял тогда, что путь к сердцу девушки, особенно в старших классах, лежит через ее друзей. Поэтому сдружился с лучшей подругой девушки, которая мне нравилась. И когда я признался ей, что люблю ту девушку (давайте назовем ее Дженни), ее лучшая подруга отозвалась очень резко.

«Правда? Ты любишь Дженни? И что заставляет тебя говорить это? Твои сильные чувства по отношению к ней?»

«Я знаю, что люблю ее, потому что никогда и ни к кому не испытывал таких сильных чувств», — возразил я.

«Ты действительно думаешь, что разница между „нравится“ и „люблю“ — всего лишь в силе чувств? — спросила она. — Хэл, тебе нравится Дженни, это правда, — сказала она затем. — И ты ей тоже иногда нравишься. Но любить кого-то — это совершенно другое дело».

«Ладно, допустим, — ответствовал я. — А в чем, по-твоему, разница между нравится и любишь?»

«Ну, симпатия неизбежно эгоистична», — резко начала она.

«Погоди минутку…»

Она не дала мне закончить:

«Хэл, когда тебе кто-то нравится, ты желаешь этого человека для себя, хочешь, чтобы ты тоже ему нравился — и никто больше».

Я немедленно запротестовал, когда она сказала слово «эгоистичный», но, когда выслушал ее, начал понимать. «Симпатия» к кому-то означает явное эгоистичное намерение, страстное желание всецело обладать этим человеком и надежду на то, что он чувствует то же самое.

«Ладно, допустим, — ответил я. — Симпатия более эгоистична, чем мы обычно думаем. Стало быть, любовь является чем-то противоположным? Любить кого-то не эгоистично?»

И вот тут школьная подруга навсегда изменила мои представления о любви.

«Когда действительно любишь кого-то, Хэл, как ты и говоришь, то желаешь для него всего самого лучшего…»

«Верно…» — согласился я.

«…даже если в жизни этого человека не будет тебя».

«Что?!»

Она повторила:

«Когда любишь кого-то, то желаешь самого лучшего для этого человека. Ты не хочешь ничего, кроме того, чтобы у него была счастливая жизнь — даже если в ней не будет тебя».

Теперь примите во внимание, эта беседа состоялась больше двадцати лет назад. Цитируя «Битлз», «ей было всего лишь семнадцать». Но тогда я был поражен сообщенной мне истиной и с тех пор бился над ее осознанием. Согласно этому определению любви, я не мог быть поглощен своими потребностями, поскольку я хотел лучшего для моей жены Дженни, независимо от того, буду ли я в ее жизни. Согласно этому пониманию любви, я не могу испытывать горечь или обиду, потому что не желал бы, чтобы жизнь Дженни была наполнена подобным негативом. Это определение любви взывало к такому уровню отдачи, заботы о другом человеке, который абсолютно подавлял мои чувства и минутные прихоти — как романтические, так и любые другие.

Итак, вы любите своего супруга?

Теперь, когда вы узнали о таком понятии любви, что вы об этом думаете? Согласны или нет? Почему да или почему нет? Кажется ли вам это определение слишком уж самоотверженным, особенно в русле темы данной книги, которая советует быть более эгоцентричными для создания крепкого брака? Поразмыслите над этим.

Пока вы бьетесь над этими вопросами, будьте готовы немного подумать еще над одним моментом.

Согласно определению любви, существует гораздо более важный вопрос, стоящий перед всеми нами, женатыми людьми. Может ли каждый из нас честно утверждать, что мы любим своих супругов? Вы его любите? Вы любите ее? Желаете ли вы всего самого лучшего для супруга, надеетесь ли на это, молитесь об этом? Я не имею в виду, что вы желаете наиболее легкой и удобной жизни или материальных ценностей. И я не подразумеваю под этим то, что сделает жизнь лучше для вас. Я имею в виду, лучшего для вашего супруга. Лучшего состояния здоровья и условий жизни, лучшей работы, лучшей семьи и друзей, лучших наставников.

И, конечно же, лучшего супруга.

Все правильно, я сказал именно это. И спрашиваю вас прямо, без обиняков: желаете ли вы для вашего супруга лучшего из возможных партнеров, надеетесь ли на это, молите ли об этом небеса? Супруга, который слушает со вниманием, говорит правду о любви, с готовностью отстаивает свое и с радостью заботится о вас? Желаете ли вы для своего супруга такого мужа или такую жену, каких мы описывали и какими призывали быть на протяжении всей книги? Того, кто с готовностью концентрируется на себе, успокаивает себя и достигает зрелости, проходя сквозь конфликты в браке? Того, кто не боится быть отвергнутым и, возможно, рискует самим браком ради достижения истинной близости?

Вы правда хотите лучшего супруга для своего мужа или своей жены?

Даже если это будете не вы?

Первое слово, сказанное вами в браке, было «Я». И, как мы узнали из последней главы, близость — истинное взаимное самораскрытие — всегда начинается с «Я». Вы сказали: «Я обязуюсь». Вы не говорите: «Мы обязуемся». И не произносите: «Когда ты обязуешься сделать, тогда и я сделаю». Вы говорите: «К лучшему или худшему, я обязуюсь… независимо от того, как поступишь ты».

По крайней мере, это слышат в ваших словах другие люди, включая супруга. Понятно, свадьба — сумасшедший день. И даже если вы потратили невероятное количество времени, создавая собственные особые клятвы, на самом деле вы не слишком ясно мыслили там, у алтаря. Верно? Кто же истинно клянется в том, о чем говорит на церемонии? Кто на самом деле собирается соответствовать этим обетам? Да и кто на это способен? Все эти возвышенные идеалы столь далеки от повседневных мелочей! Вы в самом деле способны посвящать себя супругу — даже в те моменты, когда явно не настроены на это? Даже когда он не слишком вам нравится? Во все эти моменты вы по-прежнему готовы следовать тому самому «обязуюсь»?

Ответьте мне, а лучше себе. Будьте честны с собой: вы обязуетесь обязываться? Обязуетесь выполнить обязательство, данное супругу, даже если испытываете страх, что он не способен сделать то же самое? Я не спрашиваю, готовы ли вы продолжать подвергаться насилию; не спрашиваю, способны ли закрыть глаза на негативный вклад супруга в ваш брак. Все это не представляет ваше истинное «Я» и никогда не будет всецело отвечать понятию «я обязуюсь». Нет, я не спрашиваю вас о готовности стать ковриком, о который вытирают ноги, ради выполнения данных обязательств. Это не было бы браком БезКрика, и подобный «коврик» не может быть хорошим супругом.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию