Рудольф Нуреев. Неистовый гений - читать онлайн книгу. Автор: Ариан Дольфюс cтр.№ 100

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Рудольф Нуреев. Неистовый гений | Автор книги - Ариан Дольфюс

Cтраница 100
читать онлайн книги бесплатно

В этом случае Рудольф точно сделал первый шаг. «Он спросил меня, где можно купить можно батарейки для стереосистемы, и пригласил к себе в отель на чашку чая. Именно там все и началось» {787}. Через день, после репетиций, звездный танцовщик повел своего нового друга посмотреть модный спектакль, а потом фильм Лукино Висконти, закончился вечер в ресторане. За три дня молодой американец уже знал о Нурееве всё: ненасытный, подвижный, требовательный и… не желающий обременять себя обязательствами.

Трейси был уверен, что интерес Нуреева к нему быстро угаснет. Однако их отношения продолжались… четырнадцать лет, хотя пылкими любовниками они были только первые два года. Вскоре Трейси понял, что он был не единственным партнером у Рудольфа, но его это не слишком расстраивало. «Рудольф всегда говорил мне, что вокруг нас могут быть и другие парни. И в моей жизни их было немало. Я никогда не думал, что Рудольф будет жить исключительно со мною…» {788}.

Появление молодого ньюйоркца в жизни Нуреева совпало с приобретением квартиры в «Дакота Билдинг» напротив Центрального парка. Роберт жил в этой квартире и оставался с Рудольфом до самой его смерти.

Однако не все так гладко, как вы себе представляете… Трейси был правой рукой Нуреева, его личным секретарем, но… за полгода до смерти своего патрона он затеял судебный процесс, недовольный тем, что Нуреев назначил ему содержание в пятьсот долларов в месяц, что едва могло покрыть расходы на лечение СПИДа. После смерти Нуреева Трейси сказал: «Из своих друзей Рудольф хотел сделать прислугу, потому что был слишком скуп, чтобы платить настоящей прислуге… Мне он никогда не платил за то, что я для него делал. А я делал всё. Я был поваром, сиделкой, секретарем, рабом, лакеем… В спектакле „Мещанин во дворянстве“ я исполнял роль лакея, и им же я оставался в течение тринадцати лет» {789}. В своем недовольстве Трейси забыл, что взамен он жил в роскошной квартире, путешествовал по всему миру, проводил время на великосветских приемах с самыми знаменитыми людьми того времени.

А Нуреев? Чем же его привлекала эта связь? Подозреваю, что Рудольф любил Трейси за его интеллектуальное жизнелюбие, за университетские дипломы, которых у него самого никогда не было. В Трейси он видел ту пылкую юность, которая имеет свойство быстро исчезать. «Он все время говорил о моей молодости. Его молодость уже ушла, и он пользовался моей» {790}.

Рудольф всем сердцем хотел сделать из Трейси великого танцовщика. Но ему этого не удалось, потому что молодой американец, хотя и знал, над чем надо поработать, чтобы добиться совершенства, никогда не пытался преодолеть себя. А Рудольфа это очень раздражало.

Очевидно, с Робертом Трейси Нуреев хотел воспроизвести тот союз, какой был у него в свое время с Эриком Брюном. Он даже говорил об этом Роберту, но не встретил понимания. «В последние годы Рудольф без конца твердил мне, как много он делал для Эрика, вплоть до того, что чистил ему ботинки. Признаться, я тоже пришивал резинки к балетным туфлям Рудольфа, от чего меня просто воротило…» {791}.

Эрик, Эрик, незабываемый любовник…

В 1989 году, за три года до смерти, Рудольф встретил еще одного молодого датчанина, высокого, атлетически сложенного, светловолосого, как и Брюн, и также окончившего Школу Королевского балета. Рудольф влюбился в него без памяти, всюду возил с собой, попытался ввести в труппу Парижской оперы, но… все это было напрасно. Ослепший от любви, он не видел, что Кеннет Грев любил только женщин.


В феврале 1992 года Нуреев дирижировал оркестром на своей «Спящей красавице» в Берлине. Он встретил там Элизабет Купер и вдруг задал ей странный вопрос:

— Верите ли вы в любовь?

Потом, после небольшой паузы, он продолжил:

— Я не верю…

Сексуальная жизнь Нуреева была богата, но его любовная жизнь так и осталась неразвитой. Рудольф всегда был окружен людьми, но никогда не поддавался чувствам и потому ощущал себя одиноким. «Мы всегда одиноки, несмотря на дружбу и встречи; двенадцать лет, проведенные в Лондоне, были пустыней одиночества», — признался он газете «Монд» {792}. А Виолетта Верди вспоминала, как он однажды вздохнул: «Я так одинок, что люди даже не могут этого представить…» {793}.

Великий соблазнитель, бросавшийся от одного наслаждения к другому, от любви к нелюбви, татарин Нуреев был одним из самых великих донжуанов‑геев XX века. В отсутствии любви, этот свободный и распутный мужчина был готов открыть для себя все плотские удовольствия, которые только мог предложить ему Запад. Он прибыл в подходящий момент. Но также и в самый худший.


Глава 18. Годы СПИДа

Никогда не надо ни о чем жалеть.

Рудольф Нуреев


С 1983 года Нуреев иногда просыпался в поту. У него случались приступы лихорадки, сопровождавшиеся необъяснимой потерей веса. Но, как всегда, при любом расстройстве здоровья он старался уходить от проблем. Зачем волноваться? «Машина» может и должна работать! Рудольфу было сорок пять, он только что принял руководство балетной труппой Парижской оперы, и это был не самый подходящий момент, чтобы прислушиваться к своему состоянию.

Тем не менее, почувствовав неладное, он позвал к себе на набережную Вольтера молодого французского дерматолога, о котором ему говорил Чарлз Мердленд, один из директоров Лондонского фестиваля балета. Этот доктор, Мишель Канези, хорошо знал симптомы, проявлявшиеся у многих пациентов‑гомосексуалистов, которых он лечил в институте Верне в Париже, так как был одним из первых французских врачей, работавших над серьезной патологией, называемой тогда «рак геев».

В 1983 году Нуреев не мог игнорировать новую болезнь, о которой говорила вся Америка. В июне 1981 года федеральное эпидемиологическое агентство Атланты впервые описало пять необычных случаев, зафиксированных у гомосексуалистов, проходивших лечение в Калифорнии. Симптомы были общими: лихорадка, потеря веса и поражение легких. 3 июля 1981 года в «Нью‑Йорк Таймс» появилась первая большая статья под заголовком «Редкая форма рака у гомосексуалистов». В январе 1982 года в США была создана ассоциация помощи больным, которая получила название «Gay men health crisis» {794}. Однако во Франции гомосексуальное сообщество не спешило с пониманием, что ситуация требует срочного вмешательства. «Рак геев» казался французам порождением средств массовой информации с гомофобным душком.

И тем не менее именно Франция стала пионером в исследованиях болезни, которую теперь мы все знаем как СПИД. В мае 1983 года команда Люка Монтанье и Вилли Розенбаума выделила ретровирус, а еще через год было подтверждено, что именно он вызывает передачу смертельного заболевания. В конце 1984 года в госпитале Питье‑Сальпетриер в Париже стали проводить тесты на выявление вируса СПИДа, и Нуреев был одним из первых сероположительных пациентов, то есть тех, у которых наличие опасного вируса не подвергалось сомнению. С учетом анализов Мишель Канези сделал заключение, что он «заразился четыре‑пять лет назад» {795}.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию