Иди сквозь огонь - читать онлайн книгу. Автор: Евгений Филимонов cтр.№ 23

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Иди сквозь огонь | Автор книги - Евгений Филимонов

Cтраница 23
читать онлайн книги бесплатно

И снова приник. И вдруг отлетел, как пушинка, сметённый прямым ударом хрупкой на вид женской руки.

Роза материлась долго. Пусть слова и были непонятными, но то, что это ругань последнего пошиба – ни у кого сомнений не вызывало. Кирилл и Грай могли бы припомнить пару другую словечек из услышанного, в далёком детстве цыганёнок рассказал им многое. Но что такое пара слов по сравнению с речью, подобной горной речке?

Отматерившись Роза успокоилась и обвела своих горе-спасителей усталым взглядом. А потом извинилась перед Севой:

– Доктор, ты прости, это я не со зла. – она улыбнулась. – Просто, это неожиданно, когда выходишь из транса, а тебя тут не пойми с чего по полу валяют, да ещё и целоваться лезут. Ох уж, мне эти спасители из детдома…

– Я, я… – доктор пришёл в себя и пытался объясняться, чем вызвал уже знакомый лёгкий смех цыганки.

– Да не оправдывайся ты, молодой. Не надо. Я ж поняла, что и зачем. Но уже потом, когда руку приложила. Так что – прости. В трансе дыхание практически замирает, не нужно оно там.

– Где там? – Сева непонимающе уставился на Розу.

– Там! – обрезала она в ответ. – Не здесь. Ты всё равно не веришь, я вижу, так что зачем тебе лишние слова выслушивать от старой цыганки, скажи мне? Молчишь, вот и правильно. Не нужно спрашивать, когда ответ не важен и не нужен. Не правильно это. Ты ещё молод, прими как совет, хорошо?

– Спасибо. – Доктор, похоже, всё-таки обиделся слегка, но и призадумался. Сказанное имело смысл и стоило помещения в императивы общения.

А женщина тем временем уже полностью пришла в себя. Отряхнулась, расправила одежду и кивнула Кириллу на выход.

– Пойдём?

– Что, всё? – Кайзер с надеждой посмотрел ей в глаза, но она отрицательно качнула головой.

– Нет, не всё. Кое-что я увидела, и это «что-то» очень и очень… – она шевельнула пальцами, подбирая правильное слово для определения.

– Опасно? – Кайзер спросил о самом, на его взгляд, главном.

– Нет, Кирилл. Хотя, да – опасно, в какой-то мере. Но – не смертельно. Главное не это… Главное, что здесь не только наркотики, но и чужая воля. Я тебе расскажу всё, попозже, как сама по полочкам всё разложу, хорошо? Дай мне подумать.

– А как же? – Кирилл вяло махнул в сторону кровати, понимая уже, что сиюминутного чуда, на которое он так надеялся – не свершится.

– А он далеко, ой далеко. – Роза нахмурилась, а потом улыбнулась мягко.

– И ему там хорошо, поверь… Он вернётся, Кирилл. Уже скоро, я думаю. Но вернётся не тем, кого ты знаешь. И не тем, кто носит волчью печать.

Потом! – она повысила голос, напоминая об обещании рассказать всё потом, позже. И двинулась к выходу.

Доктор проводил троицу взглядом, не находя слов. Услышанное не укладывалось в рамки научного мировоззрения, но «Он вернётся» согрело и его. И не важно, кто и как это сказал, не важно, что сказанное недоказуемо – Всеволод видел, что старая легенда детдома, тот, о ком слышал каждый выпускник старых казённых стен – верит доброй вести. А значит…

Он усмехнулся, иронизируя сам над собой – вот так и становятся приверженцами веры в ведовство. Да и пусть.

А потом хлопнул в ладоши, и отправился к стойке регистратора – необходимо сделать звонок.

Глава 14

Пальцы бережно перелистывали лист за листом старого фотоальбома, который он уже давно не доставал на свет божий. Но недавняя встреча с Сергеем, а до этого – происшествие с Валеркой напрочь выбили из привычной колеи.

После расформирования детдома, обоснованного не пойми чем, видимо – чьими-то финансовыми интересами к земле в не самом худшем районе города и постройкам на его территории, Пал Палыч оказался не у дел. И запил бы, заливая извечный кошмар, ставший вдруг явью – нет ни работы, ни семьи, нет ничего. Семья была там, где и работа – в ставших никому не нужными стенах детдома. Пацанов и девчонок, которым он отдал почти всю свою жизнь, раскидали по стране, бездумно разорвав сложившиеся за многие года отношения, заменившие родственные связи. Они и были родственниками – сёстрами и братьями, одни против отбросившего их мира.

Он всматривался в фотографии, и воспоминания оживали, страница за страницей.

Вот группа Кирилла, здесь ещё совсем пацана. Вот и он в центре, вихрастый и с замазанным мелком бланшем в пол-лица. Только-только переведённый откуда-то из Поволжья, и сразу же поставивший на уши весь коллектив, как преподавательский, так и пацанский – да, это он.

Пал Палыч припомнил тот день, когда новичка «проверяли».


Это случилось на следующий же день после прибытия в детдом. Новым пацанам и девчонкам дали отоспаться, понимая, что с дороги они никакие и устраивать им соплегонку не солидно.

Но после завтрака, в хорошо организованной суете новичков оттёрли друг от друга и распихали по коридорам. Их никто не трогал, просто им вдруг становилось некуда идти в появившейся вокруг толпе, спешащей куда-то – и они покорно поворачивались и шли в ногу с потоком. Некоторые пытались прорваться, но толпа гасила все порывы, обволакивая и направляя.

Так получилось, что новенького, Кирилла, оттёрли в коридор, где располагалась столярная мастерская, и Палыч стал невольным свидетелем проверки. Услышав голоса в коридоре и осторожно выглянув, он увидел невысокого, худощавого паренька с копной растрёпанных волос на голове. Одетого, почему-то, не в детдомовскую форму, а в обычную толстовку, глухо зашнурованную под самое горло. На груди красовался замысловатый, в красных тонах, рисунок – Палыч не смог разобрать содержимое надписи. Но это его не сильно интересовало.

Куда важнее для него сейчас было понять состояние пацана, и решить – нужно ли вмешаться. То, что сейчас произойдёт стычка в лучших традициях мальчишеского мирка, он не сомневался. Вмешаться прямо сейчас – означало уронить честь новичка в глазах, не бесповоротно, но весьма сильно.

Пацаны уважали трудовика, признавая за ним силу и вес прожитых годов, и, конечно же, гостеприимство его стен – но, он всегда оставался для них взрослым. А здесь и сейчас решались вопросы пацанов. Обычные, идущие Бог знает из каких веков, проблемы первенства и уважения.

Он вгляделся в лицо новичка и поразился хладнокровию мальчишки. Или – тупости? Может, тот не понимает, что сейчас произойдёт? Или мастерски блефует? Палыч перевёл взгляд на руки пацанёнка и убедился, что тот совсем не туп. Напряжённые локти, напрягшиеся кисти, готовые сомкнуться в кулаки – новичок находился в полной боеготовности. И прищуренные глаза, словно выбирающие цель из стоящей перед ним стайки, подтверждали впечатление.

Палыч успокоился и решил ждать развития событий, как говорится – всему своё время. Да и увидеть собственными глазами, каков внутренний стержень новичка – куда ценнее, чем услышать версию местной шпаны, какой бы она ни оказалась.

Похоже, его пацаны в вопросах моды оказались несколько грамотнее.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению