Дочь Роксоланы - читать онлайн книгу. Автор: Эмине Хелваджи cтр.№ 25

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Дочь Роксоланы | Автор книги - Эмине Хелваджи

Cтраница 25
читать онлайн книги бесплатно

– В гаремном книгохранилище целые сундуки старинных рукописей. Тебе, почтенный, конечно же, туда хода нет.

Это Орыся намеревалась сказать надменно, но вдруг произнесла с извиняющейся улыбкой. И растаял старик. Особенно когда она пояснила дополнительно:

– А у меня нет возможности оттуда книгу вынести, чтобы показать тебе. Но вот выписки сделать обещаю. Потому и прошу у тебя, почтенный, несколько карт, которые считаешь достоверными для этих краев: с рисунками зверей, горами и гаванями, направлениями ветров… Верну в полной сохранности, когда сверюсь с теми картами и хоть в самых общих пределах пойму, какие из них похожи на твои. И, стало быть, какие рукописи правдивы. То есть по каким из них лучше для Пардино супруг и наложниц искать. Вот.

Ей даже неловко сделалось, когда старенький управитель поддался на ее обман сразу и без малейших колебаний, как дитя.

* * *

Пантеру видно по когтям, по стати, по гибкому изяществу движений. Во всяком случае, видно, что это именно пантера, а не рысь, пусть даже трижды пардовая.

Совсем молоденькая пантера. С наивными котеночьими хитростями, которые ей самой кажутся до гнусности изощренным коварством.

Ничего, еще научится. Никуда ей от этого не деться в том зверинце, что простирается снаружи, за стенами Притвора.

При этой мысли хайванат-баши почувствовал грусть.

А покамест девочке зачем-то нужны карты северного побережья. Да еще – хотя она тщательно пыталась этого не показать – той части, куда выходит устье реки Узей, она же Данипер. Там, в камышовых плавнях, самое что ни на есть малоподходящее место для рыси.

Ничего. Девочка очень любит своего зверя. И вообще к зверям добра. А потому, раз уж ей требуется карта, выживший из ума старик эту карту принесет.

Он, правда, не настолько выжил из ума, чтобы не понимать, кто из навещающих Притвор девочек настоящая хозяйка огромного самца рыси, а кто – маленькой потешной собачонки китайской породы. Даже если лица госпожи и служанки одновременно увидеть невозможно, а порознь у них одно лицо.

Как говорится, «Аллах знает, караванщик предполагает, но и ишак догадывается». Однако ведь говорится и так: «Чего не брал – не отдам, чего не видел – не знаю».

Старенький, полуслепой управитель зверинца имеет даже большее, чем ишак, право не знать, не догадываться и не видеть ничего, кроме своих зверей.

Очень вряд ли в давние времена помеси меж племенами львов и пантер действительно умели по своей воле прятать пардов крап. Но, да будет на то воля Аллаха, пусть в наши времена это удастся.

Хотя бы одной пантере.

Молоденькой. Милостивой к своей рыси.

III. Пардовый крап
1. Всех рассудят время и Аллах

Благословение Аллаха тем неведомым архитекторам, которые сделали в султанском дворце столько замысловатых переходов, колонн, облицованных пятнистым камнем, и альковов, где можно мгновенно спрятаться! Сколько раз сестры пользовались этими нехитрыми трюками, чтобы не попасться на глаза дворцовой страже, – не перечесть! А не попасться на глаза евнухам было и того важнее, посему все укрытия в гареме девочки знали наперечет.

Но здесь, в этой части дворца, они еще никогда не бывали. Вообще, они много где еще не бывали, потому как Дворец Пушечных Врат велик, а времени для того, чтобы оглядеться как следует, не слишком много, но эта галерея, ведущая в анфиладу комнат, находилась не очень далеко от гаремных переходов. Практически рядом – несколько десятков шагов сделать, обманув бдительность сторожей, и ты уже там. Но раньше Орыся и Михримах все-таки обследовали другие места. А вот сегодня решили пройти и сюда.

Переход не был потайным – просто скрывался от людских глаз в зарослях олеандров. Вел он в просторный зал, где девочки застыли, дружно ахнув от восхищения. И дело было не в изысканной отделке – навидались и не такого, – но в затейливой игре света и теней, из-за которой на стенах и потолке то разевали пасти потусторонние чудовища, то плясали изломанные людские фигуры, а то и просто волнами переливался лунный свет, свободно проникающий из больших окон, забранных решетками.

Первой негромкие шаги услышала Михримах. Дернула Орысю за руку, предупреждая, что следует сомкнуть уста, и заметалась взглядом по комнате, отыскивая укрытие, где могли бы поместиться обе близняшки. Но не было здесь, в комнате, предназначенной для отдыха неведомых придворных, ни массивных колонн, ни достаточно вместительных альковов. Были витые, рвущиеся вверх колонны, на которых прихотливой голубой мозаикой изобразил неизвестный мастер сказочные деревья. Ковры были – черные, с красным узором, на котором листья переплетались с ветвями и колосьями, и вот уже и не понять, где заканчивается одно и начинается другое. Черные кованые решетки на окнах были – не выскочишь из окна, не убежишь восвояси. Еще камин у одной из стен, украшенный тяжелыми медными полосами с чеканными узорами на них, – но, право, не в него же лезть?

А шаги меж тем приближались.

За колышущиеся перед окнами занавески тоже не спрячешься – слишком легок тюль, слишком прозрачен, как кисея на бедрах танцующей наложницы: вроде скрывает от нескромных взглядов то, что не предназначено для жадных глаз, а не сказать, чтобы не было ничего видно, и неуловимость эта лишь больше распаляет даже опытного в любовных утехах мужчину. Куда же скрыться-то?

– Смотри! – шепнула Орыся, когда Михримах уже почти запаниковала.

Сестра пригляделась: и верно, в тени стоял огромный диван, длинный, словно на нем собралась заседать орда визирей. Цвет его был не то чтобы черный и не то чтобы красный: бурый, чуть выцветший от времени, с полустершимися узорами на бархатной обивке… Среди мечущихся по комнате теней длинная молчаливая громадина как-то терялась, а сейчас Михримах даже удивилась мимолетно: почему же сразу не приметила? Диван не был плотно придвинут к стене, и там как раз оставалось место для двух проворных, тонких станом девчонок.

Успели вовремя: в комнату летящей походкой вбежал великий визирь, паргалы Ибрагим-паша.

Сестры его знали: видели из окон гарема во время больших праздников. И тюрбан этот видели, из лучшего шелка сделанный, и лицо это, надменное обычно, а сейчас странно искаженное, будто мучила великого визиря жажда, которую никак нельзя утолить, или же снедала болезнь, от которой ни один доктор не ведал лекарства. Так, по крайней мере, подумала Орыся, рискнувшая выглянуть из-за спинки дивана и на миг увидевшая выражение лица Ибрагима-паши. Может, она и подольше бы вглядывалась в не виданное ранее зрелище, но более осторожная Михримах дернула сестру за руку, вынудив спрятаться обратно в ненадежное укрытие. Вовремя, кстати, дернула: Ибрагим-паша тоже заметил диван и уселся на него, положив руку с массивным перстнем на спинку дивана. Девочки уставились на этот перстень, словно завороженные. Но долго великий визирь усидеть на одном месте не смог и вскоре снова начал мерить беспокойными шагами комнату.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию