Хищники с Уолл-стрит - читать онлайн книгу. Автор: Норб Воннегут cтр.№ 6

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Хищники с Уолл-стрит | Автор книги - Норб Воннегут

Cтраница 6
читать онлайн книги бесплатно

Семифутовый песчаный тигр пронесся сквозь воду. Налетел на руку Чарли, всеми тремя тысячами зубов разгрызая, прокусывая и обгладывая ее чуть ли не до соприкосновения. Впилась. Carcharias Taurus извернулась и крутнулась, пытаясь оторвать конечность Чарли от тела. Не тут-то было. Но рука безвольно повисла вдоль его бока. Новый плюмаж крови взбурлился от тела.

Толпа охнула. Кто-то крикнул:

– Звоните девять-один-один!

В моего злосчастного друга врезалась вторая акула, почти девяти футов длиной. Не обращая внимания на ряды пальчатых зубов, Чарли дал ей отпор, долбанув уцелевшей рукой акуле по жабрам. Он наносил сокрушительные удары снова и снова. От зрелища кровавого поединка человека против акулы и Романов, и я оцепенели. Мы остановили свой бег.

Акула рванулась прочь, вихляясь, как пьяная. Для акулы удар по жабрам – как для мужчины по яйцам. Первая акула, семифутовая, ринулась в атаку снова, отомстив за приятельницу. Она пронеслась сквозь воду, широко разинув пасть, и впилась Чарли в живот. Его брюхо являло собой жирную, сочную мишень, сулившую уйму перспектив. А затем победоносно и самодовольно вильнула прочь.

Среди белых лохмотьев рубашки Чарли заколыхалось что-то округлое и красное. Ошметки истерзанной плоти казались живыми. Кишки, почки, печень – может, все три разом, не знаю. Чарли протянул руки к собственным потрохам и попытался впихнуть их обратно. Двигался он замедленно, страдая то ли от нехватки кислорода, то ли от потери крови. Рана скрылась в темных клубах его жизни, утекающей в воду на глазах.

Я, снаружи аквариума, распознал агонию. Желчь подкатила под горло, и меня скрутило в сухих рвотных конвульсиях. Толпа вопила – и женщины, и мужчины. Увиденное ужаснуло всех до единого. Кого-то стошнило по-настоящему. Тошнотворная вонь защекотала ноздри, еще более усугубив мои рвотные позывы.

Третья акула, самая крупная, пронеслась сквозь воду, как самонаводящаяся торпеда. При виде нее я застыл как вкопанный, напрочь позабыв о накатившей тошноте. Песчаный тигр – закаленный ветеран гастрономических оргий – разинул пасть во всю ширь и высь. Его желтые, как моча, глаза сверкнули воплощением абсолютного зла. Все гости в зале оцепенели, как лани в свете фар.

Акула ринулась вперед.

Величественная, внушительная голова Чарли исчезла. Как не было. Мясистый кумпол, сыпавший самоуничижительными шуточками о предках казацкого рода. Как не было. Широченные акульи челюсти зачерпнули череп Чарли просто походя. Как не было.

Даже не замешкавшись, акула скользнула вперед, оставив болтающиеся бахромой связки и артерии там, где раньше были голова и шея. Она глодала и заглатывала. Прожевала череп с беспечной небрежностью, как собака разгрызает кость. Останки Чарли погрузились на дно Гигантского океанского бассейна под весом привязанной к ним продуктовой тележки. Остальные две акулы, сделав круг, вернулись и набрасывались на обезглавленный торс снова и снова.

Меня снова скрутили сухие конвульсии. Кого-то вывернуло в толпе прямо на спины. Должно быть, женщину. У мужчин блевотину удержали паранджи.

Глубоко в аквариуме оторванная рука Чарли опустилась на песчаное дно. Мурена, прятавшаяся в красивом, хоть и рукотворном коралловом рифе, метнулась из пещеры и потащила руку к себе. Угорь – мерзкая рыба с частоколом игольчатых зубов в пасти, смахивающей на присоску, с кожей, напоминающей сопли, – бросался на руку снова и снова. Между его выпадами бликовало в лучах света обручальное кольцо Чарли.

Я взглядом обшаривал зал в поисках Сэм. Без толку. Она затерялась где-то в паникующей толпе, где-то среди запаха страха и смрада блевотины, окутавших «Аквариум».

Глава 4

В выходные диковинная гибель Чарли крутилась во всех новостях по всей стране. Си-эн-эн. «Фокс». Впишите необходимое. Один из гостей захватил на вечеринку камерафон и с незаурядным присутствием духа записал на него весь гастрономический психоз. Всю субботу и все воскресенье с утра до вечера я только и слышал: «Тревожный репортаж из Бостона. Чарли Келемен, известный филантроп и член Сообщества работников хедж-фондов, в пятницу был растерзан тремя акулами в “Аквариуме Новой Англии”. Фильм в одиннадцать».

Дальше хуже. Какой-то отморозок выгрузил клип в «Ю-тьюб», где тот сразу же стал «популярным видео». К 3.47 пополудни в воскресенье он насчитывал 450 467 хитов. Один из них был моим. В одиночестве своего кондоминиума на улице Сентрал-Парк-Уэст я раздумывал над ужасающими образами. Поверить в них было почти невозможно, и я обнаружил, что мысленно перелистываю более счастливые воспоминания, составляя из них коллаж.

Вот хотя бы тот торжественный бенефис в «Уолдорфе» в прошлом январе…

* * *

– Слушайте! – скомандовал Чарли своим сотрапезникам. – Я хочу знать, кто писает в душе.

С напускной торжественностью он воздел правую руку, будто в присяге, а левой наливал изумительный «Кот дю Рон». Оглядел всех сидящих за столом одного за другим. Его большие карие глаза понуждали нас взглядом, говорившим: «А ну-ка, признайтесь».

Весомость игривого взгляда Чарли принесла плоды. Одна потрясающая молодая разведенка, в декольте которой вполне можно было упрятать эту бутылку вина, выложила:

– Я Джейн, и я писаю в душе.

Почти как по команде представительный инвестиционный банкир справа от нее сознался:

– Я Генри. И я писаю в душе.

Это спровоцировало за столом цепную реакцию.

– Я Сэм.

– Я Кранч.

– Я Гроув. И я писаю в душе.

Таким вот манером Чарли Келемен устроил первое собрание Анонимных душевых писунов.

У него был дар. Преуспевающий и непочтительный Чарли запросто заставлял друзей посмеяться. Порой его остроты просто косили нас наповал. Мы захлебывались смехом так, что просто сводило животы, а рты отчаянно хватали воздух. Мы хохотали над Чарли, над собой и над всей мишурой общества, превозносящего деньги, красоту и молодость. Как ни парадоксально, мир будто становился легче рядом с нашим толстым другом, заполнявшим помещения не только своим свиным пузом, но и своими вопиющими репликами.

Веселье Чарли было заразительным. Мы смеялись вместе с ним, какой бы грубой ни была шутка. Не обращая внимания на свою голову с воздушный шар и свое китовое чрево, он заставлял нас выбросить из головы собственные изъяны. Славно было не тревожиться о том, что ешь и правильные ли сентенции толкаешь. Славно было вместе с Чарли безоглядно отдаться употреблению двух самых утешительных слов во всем английском языке: «Fuck it» {17}.

* * *

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию