Солнце любви - читать онлайн книгу. Автор: Нэн Райан cтр.№ 73

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Солнце любви | Автор книги - Нэн Райан

Cтраница 73
читать онлайн книги бесплатно

Он с легкостью удерживал свою добычу одной сильной рукой, пока его каурый жеребчик стремительным галопом мчался вперед. Вскоре с ними поравнялись еще с полдюжины вопящих смеющихся бандитов. Держась бок о бок с тем, кто ее вез, они пялили глаза на Эми, с веселым торжеством рассматривая дергающуюся и вопящую белую женщину.

Они все еще были возбуждены и удивлены до крайности тем, что высмотрели в пустыне эту одинокую всадницу. Все были как нельзя более удовлетворены видом перепуганной желтоволосой пленницы. Они радостно кивали друг другу и ухмылялись. Счастливые от выпавшей им удачи, они, ликуя, мчались по пыльному плато к холодным синеющим горам, величественно вырисовывающимся на фоне багряного вечернего неба.

Их дом находился на противоположном склоне этих суровых гор. Именно туда они везли красивую белую женщину. Им предстояло скакать верхом, пока они не доберутся до далекого горного поселения, где их нетерпеливый воин-вождь дожидался доставки бледнокожей желтоволосой женщины, которую он сможет сделать своей.

Вождь Змеиный Язык.

Луис поехал прямо в Сандаун, в заведение Мака.

Заверив встревоженного ирландца, что все обстоит как нельзя лучше, Луис терпеливо порасспросил юного хозяйского сына. Он улыбнулся и потрепал Рауля по темной голове, когда тот сообщил все, что знал сам. То есть почти все: он умолчал о блестящей золотой монете, схороненной в самой глубине его кармана. Поблагодарив и отца, и сына, Луис присел на корточки и внимательно изучил следы на песке около лавки, оставленные подковами взятого напрокат чалого. Юный Рауль присел рядом с ним.

— Сеньор, — обратился он к Луису, указывая на что-то пальцем, — видите это маленькое «К» с правой стороны каждой подковы? Наш кузнец, Келли, всегда ставит этот значок, когда подковывает какую-нибудь лошадь. Это вам поможет?

— А как же, — сказал Луис и поднялся на ноги.

Не добавив ни слова, Луис взлетел в седло и тронулся в путь. В выгоревшей бесплодной равнине было легко идти по следу чалого. Луис перевел коня в быстрый галоп, время от времени поглядывая вниз, дабы убедиться, что Эми не вздумалось внезапно изменить направление.

Отчетливые отпечатки подков ясно указывали: Эми взяла курс на запад. Для Луиса это было отрадное обстоятельство: значит, она решила ехать до Пасо-дель-Норте. Он понимал, что у нее есть фора в добрых два часа, но в то же время знал, что сумеет эту фору наверстать. До Пасо-дель-Норте — шестьдесят миль. Она не может держаться в седле сутки.

Зато он может.

И продержится. Он не сойдет с коня, пока не найдет ее. Приученный к дальним расстояниям, пегий жеребец достаточно вынослив, чтобы час за часом нести на себе седока. Если хоть немного повезет, безмозглую беглянку удастся нагнать еще до заката.

Подбородок у Луиса затвердел, и немигающие глаза сузились. Он был не столь обеспокоен, сколько зол. И больше злился на себя, чем на Эми Парнелл. Женщина, которую он преследовал по выжженной прерии, снова выставила его дураком, как уже было десять лет назад.

Неужели он никогда ничему не научится?

Неужели он никогда не сумеет вбить себе в голову, что она — всего лишь красивая и лицемерная искусительница, для которой он ровным счетом ничего не значит? Даже прошлой ночью, когда она лежала в его объятиях, и называла его «милый», и кричала от наслаждения, она все это вытворяла, чтобы притупить его осторожность и сбежать!

Если уж ей так позарез хотелось избавиться от него… вероятно, он бы ее отпустил. Может быть, ему следовало бы ее бросить. Разве это изменило бы хоть что-нибудь? И вообще, какая разница — с ней он проводит время или с кем-то другим?

Да никакой разницы! Эми Парнелл такая же женщина, как любая другая; у него были десятки женщин, ничуть не уступавших ей по красоте. Если он даже и не вернет ее домой, коротать ночи в одиночестве ему не придется. Блистательная танцовщица из трио фламенко еще в Сандауне. Две-три юные хорошенькие мексиканки из домашней прислуги в Орилье поглядывали на него с нескрываемым интересом. И к тому же существовала на свете веселая богачка Диана Клейтон. В тот день в гостинице «Ла-Посада», когда он нахваливал ее модное платье, мисс Клейтон постаралась показать совершенно недвусмысленно, что она более чем охотно выскользнула бы из этого наряда в любую минуту.

Стоит ли гнать коня еще хотя бы одну лишнюю милю? Пусть миссис Парнелл катится, куда ей угодно. Пусть остается там навсегда или возвращается, когда вздумает. Кому какое дело? Он получил то, что хотел. То, ради чего вернулся сюда. Что ему принадлежало по праву. Он получил Орилью.

Он мчался вперед, дальше и дальше.

Прищурив черные глаза, защищаясь от жестокого сияния техасского солнца, Луис держал длинные поводья, свободной петлей наброшенные на руку. Ладонь прижата к животу, большой палец подсунут под оружейный ремень. Убаюканный тишиной и однообразием пустыни, усталый после ночи бурных любовных ласк, Луис прикрыл глаза и удобно ссутулился в седле. Уверенный, что след Эми ведет прямо к Пасо-дель-Норте, он расслабился и вскорости задремал.

Солнце село.

Светлое розовое свечение еще догорало на западе, позади далекой горной цепи Франклина, представляющей собой один из отрогов Скалистых гор. Внезапно Луис проснулся: крупный конь у него под седлом прыжком преодолел широкий, хотя и неглубокий овраг, но ему не хватило нескольких дюймов, чтобы приземлиться всеми четырьмя копытами на противоположной стороне оврага, и задние ноги грохнулись на косой склон. Этот-то непорядок и разбудил Луиса. Крепко прижав колени к бокам пегого, Луис удержался в седле, но теперь сон отлетел, и он вновь был собран и вновь начеку.

Конь рванулся, выбрался на ровное место и помчался вперед как ни в чем не бывало. Человек, сидевший в седле, бросил торопливый взгляд вниз, на землю, и, резко осадив коня, осмотрелся повнимательнее.

На песке пустыни не было никаких следов.

Эми кричала, пока не охрипла настолько, что уже не могла издать ни звука. Она царапалась и брыкалась, пока не дошла до такого изнеможения, что была не в состоянии шевельнуть ни ногой, ни рукой. Когда захвативший ее широкоплечий индеец-апачи передвинул ее, пристроив плотнее у своей широкой груди, у нее не хватило сил даже для попытки поднять голову. Эми не смогла этого сделать.

Когда отгорел закат и тьма окутала пустыню, рот и нос Эми оказались прижатыми к голой груди индейца. Отвратительный запах немытой кожи настолько оскорблял обоняние, что желудок Эми взбунтовался. Инстинктивно пытаясь удержаться от рвоты, Эми попробовала подать голос — сказать, что ей худо. Но сорванный голос ей не повиновался, и пришлось проглотить обратно горячую желчь, подступившую к ободранному, саднящему горлу.

Слезы снова хлынули из покрасневших глаз, когда внезапно ее потряс контраст между мерзким запахом этого громилы-индейца и чистым неповторимым запахом, исходящим от капитана. Ей вдруг пришла в голову убийственная мысль о роковой цепочке следствий и причин… Во тьме минувшей ночи она бурно осыпала поцелуями гладкую обнаженную грудь Луиса, упиваясь запахом его бронзовой кожи. Если бы она не так безумно наслаждалась счастьем быть в его руках, сейчас ей не пришлось бы оказаться в руках грязного дикаря во тьме наступающей ночи.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию