Солнце любви - читать онлайн книгу. Автор: Нэн Райан cтр.№ 43

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Солнце любви | Автор книги - Нэн Райан

Cтраница 43
читать онлайн книги бесплатно

— Постарайтесь не запамятовать, — предупредил он бесстрастно.

С этими словами капитан поднял цепь и надел ее на шею через голову. Затем он приказал Эми расстегнуть его белую рубашку, спустить Солнечный Камень под ворот и снова застегнуть рубашку.

Она повиновалась молча, раздираемая ненавистью и страхом. Дрожащие пальцы плохо повиновались ей, пока она возилась с пуговицами свежевыстиранной рубашки. Когда расстегнутая рубашка разошлась на груди, в глаза Эми бросились длинные красные полосы, которыми ее ногти разукрасили его смуглую кожу. При виде этих ужасных отметин она застыла на месте, но тут же услышала:

— У меня на плече остались еще следы зубов. Не желаете ли осмотреть и их заодно?

Эми покачала головой, собралась спрятать медальон внутри рубашки и заколебалась. Она вопросительно подняла глаза, и Луис кивнул:

— Да, миссис Парнелл. Можете дотронуться до Солнечного Камня. Я разрешаю.

Пальцы Эми сомкнулись вокруг медальона. Она положила его под расстегнутую рубашку — на горячую кожу над самым сердцем Луиса. Затем быстро застегнула пуговицы; все, чего ей сейчас хотелось, — чтобы он ушел и она могла одеться.

Капитан поблагодарил ее. Затем поднял с ночного столика острый как бритва обсидиановый нож и протянул его Эми:

— На тот случай, если вам потребуется чем-нибудь в меня швырнуть… не могу ли я предложить вам это?..

Эми упрямо отказывалась принять нож. Тогда Луис взял ее руку, вложил в ладонь блестящую рукоятку и загнул вокруг нее ледяные пальцы Эми.

Он стоял перед ней в высокомерно-дерзкой позе, опустив руки, молчаливо предлагая ей вонзить нож в его грудь… если она посмеет. Велик был соблазн так и поступить. Подбородок у нее задрался кверху, глаза засверкали яростью и воодушевлением, и пальцы крепче сжали рукоятку… она тешилась мыслью, какое это было бы удовольствие — всадить в него смертельный клинок.

Бесстрашно вскинув голову, она процедила:

— Будь я столь же далека от цивилизации, как вы, я бы воспользовалась вашим предложением. Она подняла нож, приставила его острие к левому боку Луиса и язвительно добавила: — Поправьте меня, если я ошибаюсь. Это правда, что люди вашего племени — варварского племени ацтеков — использовали именно такие ножи, чтобы вырезать еще бьющиеся сердца у своих беспомощных жертв?

Луис не выразил никаких чувств.

— Да, это правда. Но в таком случае вам, моя нагая Иезавель [15] , нож не нужен. Вы умеете вырезать сердца у ваших жертв с помощью куда более смертоносного оружия. — В его глазах зажегся опасный огонь, когда он обвел взглядом соблазнительные контуры ее тела. Внезапно он улыбнулся. — У человека можно вырезать сердце только один раз. Так что я в безопасности.

Игнорируя острие ножа, приставленное к его сердцу, капитан склонился к Эми, поцеловал ее в шею под ухом, набрал полную грудь воздуха и небрежно сообщил:

— Я распорядился, чтобы натаскали воды. Вам надо принять ванну, миссис Парнелл. От вас пахнет мною. — Он повернулся и спокойно зашагал к выходу.

Эми, пылая негодованием, с ножом в руке, смотрела ему в спину. Глаза у нее метали молнии. Она высоко подняла нож… но не бросила его вслед высокомерному наглецу. Вздохнув и позволив ему уйти целым и невредимым, она осторожно положила нож на столик рядом с браслетом.

Измученная душой и телом, уже не сдерживая слез, Эми бросилась к двери, заперла ее на засов и, устало привалившись к тяжелой створке, несколько секунд простояла неподвижно, а потом поспешила к своей просторной ванной комнате в нетерпеливом стремлении смыть с тела запах Луиса и память о его прикосновении.

Погрузившись в горячую мыльную воду, Эми яростно взялась за дело. С куском жасминового мыла в одной руке и грубой мочалкой в другой, она растиралась, ополаскивалась и снова растиралась, пока кожа не становилась розовой и мягкой. Впрочем, как только она обретала уверенность в том, что отмыта дочиста, так чисто, как еще никогда не отмывалась, в памяти вспыхивала еще какая-то непристойная картина из тех, какими изобиловала минувшая ночь, и она снова принималась ожесточенно соскребать с кожи воображаемую грязь.

Когда она почувствовала, что вот-вот уже сдерет с себя и кожу, Эми встала и выбралась из мраморной ванны. Она потянулась за полотенцем и, мельком поймав свое отражение в зеркальных стенах ванной, покраснела: она припомнила самонадеянное заявление капитана, что он намерен поиграть с ней в любовь в этой комнате, чтобы еще и наблюдать все в зеркалах. Она тоже сможет понаблюдать, нагло пообещал он. Эми торопливо схватила с полки большое белое полотенце и завернулась в него, чтобы прикрыть наготу.

Она и придумать не могла ничего более гадкого, чем любоваться своим отражением в зеркале, когда она предается плотским утехам! Особенно с любовником, у которого холодное сердце и горячая кровь, с любовником, который больше похож на животное, чем на человека. Самая мысль о возможности ее участия в столь непристойном действе была омерзительна. Да ни за что на свете она не унизится до подобного разврата!

Эми быстро оделась, но вскоре обнаружила, что ей не хочется спускаться на нижний этаж. Там она рисковала столкнуться с капитаном, и, не желая идти на риск, она осталась в спальне и принялась расхаживать из угла в угол.

Она чувствовала себя несчастной. И растерянной. Все, о чем она когда-то мечтала и молилась, все, на что надеялась, — наконец-то свершилось. Ее любимый Тонатиу жив! По прошествии стольких лет он вернулся домой, в Орилью. И как это ни плачевно, горькая ирония судьбы заключалась в том, что его внезапное появление принесло ей более тяжкие муки, чем жестокая разлука.

Вздохнув, Эми подошла к открытым балконным дверям. Позади надворных построек суетилось множество солдат, и взгляд Эми перебегал от одного к другому; сама того не замечая, она искала среди них одно холодное красивое бронзовое лицо. И нашла.

Капитан стоял, прислонившись к крупу вороного жеребца и положив руку на седло. Его иссиня-черные волосы блестели в лучах утреннего солнца. Один из его людей, по-видимому, рассказывал ему какую-то забавную историю, и на лице капитана играла неотразимая мальчишеская улыбка, которая больно отозвалась в сердце Эми.

Ее угнетало чувство вины, и для этого были по меньшей мере две причины. Во-первых, именно на ней лежала ответственность за то, что Тонатиу, внимательный ласковый мальчик-индеец, которого она знала и любила, превратился в жестокое бесчувственное животное, каким он предстал перед ней теперь. Во-вторых, не устояв против несомненной мужской привлекательности заезжего офицера, она предала своего жениха, Дугласа Кроуфорда.

Она не находила себе оправданий. Не было на земле человека добрее и благороднее, чем Дуглас Кроуфорд, не было человека более преданного и понимающего. Его великодушное сердце было бы разбито, случись ему узнать, что, в то время как он где-то в мексиканской глуши воевал под знаменем императора Максимилиана — воевал, поставив перед собой цель заработать достаточно денег, чтобы должным образом заботиться о ней, — она отдавалась мстительному сластолюбцу, для которого ничего не значила, словно была одной из дешевых шлюх, чье общество было столь отрадно для ее покойного супруга — Тайлера Парцелла.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию