Леди, будьте плохой - читать онлайн книгу. Автор: Кэндис Герн cтр.№ 63

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Леди, будьте плохой | Автор книги - Кэндис Герн

Cтраница 63
читать онлайн книги бесплатно

Брови Кэйзенова взметнулись на лоб, и он озорно улыбнулся:

– Вот дьявольщина! Она была настолько хороша?

– Я не это имел в виду, хотя она была… ну, черт возьми, это вообще не твое дело. Но в отличие от большинства женщин, с которыми у меня была связь, она не коварная стерва. Она… хорошая, порядочная. Искренняя, открытая, не пресытившаяся. Простодушная, как новорожденный жеребенок. Я очень давно не встречал такой женщины. Если вообще когда-либо встречал.

– Потому что ты намеренно избегаешь порядочных женщин. Но они существуют, друг мой. Марианна такая женщина.

– Не будем показывать пальцем, Кэйзенов. Всего несколько месяцев назад ты шел по той же дорожке, что и я. Вереница на все готовых женщин в твоей постели. Дамы полусвета и шлюхи, титулованные дамы со свободной моралью – сойдет любая, чтобы переспать раз-другой, и ничего больше. Никто из нас не искал порядочных женщин.

Честно говоря, Рочдейл много лет назад убедил себя, что таких женщин, как Грейс, как Марианна, действительно хороших и достойных, которые не интригуют, не обманывают и не вытягивают деньги, не существует. Те, кто строил из себя хороших и достойных, были еще хуже, скрывая свои интриги и махинации за маской достоинства, и Рочдейл действительно избегал таких женщин. Вместо этого он искал вдов, желающих утешиться, беспринципных жен и иногда высокородных юных потаскух, таких, как Серена Андервуд.

Кэйзенов сделал глоток кофе и произнес:

– Да, я бы сказал, что за много лет мы оба довели роль безнравственного негодяя до совершенства. Я не жалею, что мои беспутные дни закончены. У меня нет желания соблазнять других женщин, у меня есть Марианна. Ты когда-нибудь знал старого лорда Монксилвера?

– Что-то не припомню.

– Жизнерадостный старикан, который немало покрасовался в юности. Я познакомился с ним, когда только окончил университет, я был молодым щенком, готовым волочиться за любой юбкой. Я никогда не забуду, что он сказал мне. Он сказал, что я могу много лет подряд каждую ночь менять женщин в своей постели, но однажды появится та самая и я больше не захочу других. – Кэйзенов усмехнулся. – Старик был прав. Может быть, Грейс Марлоу для тебя именно такая женщина?

– Я, честно, не знаю, так ли это, но вот что скажу тебе, Кэйзенов. Я устал быть распутником. Ты знаешь, что большинство женщин, с которыми я был, кажутся мне безымянными? Они ничего не значат для меня. Они безымянные и безликие, меня интересовало только их тело. В постели они ничем не отличались одна от другой. Между нами говоря, я нахожу, что устал от этой безликости. Встречи с ними давали мне не более чем мгновенное физическое удовольствие и оставляли меня опустошенным. Я возвращался домой, ненавидя запах духов и пудры на своей коже и в волосах.

– Это после того, как Грейс Марлоу вошла в твою жизнь?

– Нет, я уже давно устал от этой игры. Грейс просто заставила меня понять, насколько я устал. – Он отпил кофе, размышляя над тем, сколько всего она заставила его увидеть. – Я просто больше не получаю удовольствия от этих безликих связей. О, желание у меня все еще есть. Черт, даже та грудастая служанка натягивает мои бриджи и заставляет меня желать завалить ее. Но это почти как рефлекс, животный и первобытный. Это не имеет ничего общего с тем, что я чувствую к Грейс Марлоу. Каким-то образом она превратила для меня постель во что-то новое. Во что-то… важное. Даже священное. Будь все проклято, я несу какую-то чушь.

– Ты говоришь совершенно разумно. Ты просто обнаружил, как любовь меняет все, даже постель. Особенно постель. Она больше никогда не будет для тебя прежней, мой друг. Тебе лучше жениться на Грейс.

Рочдейл фыркнул:

– Она никогда не согласится. И не думаю, что хочет этого. Она все еще в восторге от только что открытого вожделения – от старого епископа она явно мало что получала, – но я не думаю, что дело зайдет дальше этого. Между нами была некая молчаливая договоренность, что Ньюмаркет и все после него – это только… тайная связь и ничего больше.

– Она позволит ей продолжаться здесь, в Лондоне?

– Полагаю, да. Она дала понять, что хочет снова быть со мной. На следующей неделе мы планируем поехать в «Друри-Лейн», поэтому я надеюсь возобновить нашу связь.

Кэйзенов удивленно поднял бровь:

– А если нет? Если она решит, что слишком рискованно встречаться с тобой в городе, или вообще передумает продолжать эту связь?

– Тогда, боюсь, я обречен на монашеское существование, по крайней мере на какое-то время.

– А как же пари? Что, если она узнает, что ты занимался с ней любовью, только чтобы выиграть лошадь?

– Она не узнает, потому что я не выиграю.

– Но ты уже выиграл.

– Насколько известно Шину, я не проиграл. Завтра я собираюсь сказать ему, что признаю свое поражение.

Кэйзенов едва не уронил кружку и был вынужден схватить ее обеими руками.

– И ты потеряешь Серенити?

Рочдейл пожал плечами:

– Это цена, которую я должен заплатить за то, что втянул Грейс в это грязное дело. Даже если она никогда не узнает о пари, мысль о том, что она отдалась мне в обмен на лошадь, кажется невыносимой. Поэтому не будет никакого обмена.

Кэйзенов улыбнулся:

– И это именно то, что такую женщину, как Грейс Марлоу, влечет к тебе. В глубине души, друг мой, ты хороший человек.

Рочдейл поморщился:

– Не надо распускать сплетни. Я должен защищать свою репутацию.


Грейс в тревоге бродила по розарию позади Марлоу-Хауса, гравий громко хрустел под каблуками ее сапог. Сегодня было последнее собрание Благотворительного фонда вдов, вскоре многие из них разъедутся на курорты или в свои загородные поместья. Будучи в городе, вдовы регулярно встречались здесь, просматривая списки обитателей Марлоу-Хауса, выясняя, что сделать, чтобы найти для них постоянное жилье и работу, и инспектируя все, что происходит в доме. Поодиночке вдовы приезжали чаще, но как минимум раз в месяц собирались в своем формальном звании совета попечителей.

Однако Грейс занимали не попечительские дела. Она просто разрывалась от желания поделиться новостями, но хотела, чтобы присутствовали все, а Пенелопа еще не приехала.

– Тебя что-то беспокоит, Грейс? – Беатрис, сидящая на каменной скамье у гравийной дорожки, участливо посмотрела на нее. – Ты выглядишь очень… встревоженной. Все хорошо?

– О да. Все прекрасно. – Она подавила смешок. Прежняя Грейс Марлоу никогда не хихикала. Новая обнаружила, что хихикает в самые неподходящие моменты. – Более чем прекрасно. Я расскажу вам об этом, когда…

– Ну наконец-то добралась! – донесся до них задыхающийся голос Пенелопы, идущей по тропинке. Добравшись до увитой пышно цветущей китайской плетистой розой арки, обозначающей вход в розарий, она остановилась, обмахиваясь перчаткой. – Простите, что опоздала. Заезжал Юстас вот с этим прелестным букетиком. – Она указала на очаровательный пучок красных розовых бутонов, приколотый к ее шляпке. – Разве они не миленькие? И как вы понимаете, мне пришлось должным образом поблагодарить его, прежде чем умчаться.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию