Сады проклятых. Путь души - читать онлайн книгу. Автор: Дарий Дюже cтр.№ 14

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Сады проклятых. Путь души | Автор книги - Дарий Дюже

Cтраница 14
читать онлайн книги бесплатно

В центре, на ветке небольшой груши-дички, удивительно напоминающей человека – подогнувшего колени и раскинувшего руки в немой мольбе, в безмолвной муке взывающего к равнодушной сини, запрокинув лицо к небу, – сидел крупный чёрный крук. Ждал. Ощущение немой мольбы о помощи было настолько явным, что сердце пропустило удар, и зачастило, я с трудом отвела взгляд от деревца.

Дичка стояла в центре полумесяца – идеально очерченного белыми крупными цветами, мясистые толстые листья были размером с лошадиную голову, может даже, чуть крупнее.

Карканье, шелест крыльев, шорох перьев – всё постепенно стихло. Установилась торжественная, предвкушающая тишина – такая тишина предшествует таинству в святилище. И ничего хорошего не предвещающая…

В сгустившемся воздухе – как в утреннем тумане, прорезалась нотка странного, сладковатого аромата; запаха, от которого у человека мгновенно начинает мутить. И словно послужило сигналом: старый ворон встрепенулся, расправил потрёпанные крылья и хрипло каркнул. Рубиновые глаза крука не отпускали взгляд: я смотрела и мучительно пыталась вспомнить что-то важное, но в памяти всплыли лишь строки стихотворения древнего поэта:

– «Never more». – Произнесла хрипло, повинуясь наитию, чувствуя, как звуки царапают пересохшее горло, – «Never more». *

Ворон расправил и сложил крылья, хрипло каркнул – как ответил. Буд-то понял, о чём говорит человек. И, по-вороньи кивая головой, начал кричать. Я не пыталась оборвать крики, мучительно бьющие по нервам – если это не болезненный бред, значит, должно что-то значить. И вдруг, умолкнув, слетел вниз – к самому краю полумесяца, к белому цветку. В полном безветрии дичка неожиданно заволновалась – ветви гнулись, шелестели листья: дерево пыталось что-то сказать, сделать… бред. Господи, может, я просто брежу? Отравилась местными плодами и, валяясь где-нибудь в траве, в горячке вижу несуразные кошмары? Как разобраться?

В мертвенном лунном свете неожиданно ярко блеснул крепкий клюв, ударив в лепесток цветка – и в стороны брызнул чёрный сок. Но я знала, что он – красный: как неверный свет луны не мог обмануть зрения, так и чувства – крик, исполненный нечеловеческой болью. Что бы это ни были за растения, они испытывали боль. И я не могла не откликнуться на это чувство. С хриплым криком, мало отличающимся от вороньего карканья, замахнулась на крука, слишком поздно поняв, что воздух, сгущаясь над полумесяцем из цветов, всё больше напоминает абрисом Золотого Полоза – хозяина здешних краёв. Сдавленная ледяным объятием змеиных колец какое-то время видела, как вороньё терзает цветы – попытавшиеся разлететься стайкой бабочек, видела, как во все стороны летят брызги крови и ошмётки лепестков. Видела до тех пор, пока губ не коснулось что-то холодное, заставив душу замереть, а сердце остановиться – и нахлынула тьма.

Рядом шумела вода – плескалась и перекатывалась по камешкам, струилась и текла. Вода… Вода? Вода?! Приступ очередного бреда…

Особо сильная волна тошноты заставил перекатиться на живот, и меня вырвало – красным. Неужели кровь? Нет, похоже – ягоды, не успевшие переработаться, стать дополнительной порцией яда. Гадкий привкус можно смыть – ручей тёк прямо под рукой. Встав на колени, зачерпнула пригоршню – и посмотрев на отражение в ладонях, вылила обратно: я не буду пить из ручья или родника. Не буду и всё.

Тихий шорох заставил поднять голову – до этого заворожено рассматривала текучую гладь – и встретиться с взглядом Белого волка. Разумным и настороженным, изучающим меня с не меньшим любопытством, чем я – его. Бежать бесполезно, если он враг – настигнет в два счёта. Я чувствовала себя слишком слабой после отравления, что бы предпринимать какие-либо активные действия. Но он приблизился медленным, осторожным шагом и, склонив морду к воде, принялся лакать. Налакался и взглянул на меня выжидающе. Это что, приглашение? Вновь зачерпнула воды, и волк, казалось, заулыбался – слегка приоткрыв сахарные клыки и высунув кончик розового, влажно блестящего языка.

Отбросив сомнения, прополоскала рот и сделала несколько глотков холодной вкусной воды. Прислушалась к себе – вроде, все воспоминания на месте. Всё-таки друг?

Миновал полдень, а я всё спала – так, будто предшествующая ночь была не страшным кошмаром, а вполне реальными событиями, вымотавшими до предела. Засыпала ненадолго и, просыпаясь, видела одну и ту же картину: белый волк сидит, насторожив уши, и внимательно вглядывается вдаль. Охраняет. Кто же ты, мой сторож? Что тебе нужно?

Ближе к вечеру он забеспокоился: высоко поднимая голову напряженно принюхиваясь, тревожно обходил поляну по периметру – но не покидал пределы небольшого округлого пятачка. С первыми проблесками звёзд, это состояние достигло пика: он не отходил от невидимой границы, бросая на меня тревожно-тоскливые взгляды. За пределами этой поляны происходило что-то очень важное, но почему он оставался здесь?

Мне пора отправляться – не могу же отдыхать вечно. По другую сторону прокола ждёт Доро, Никитка, профессор. И чем дольше ожидание, тем сильнее они будут нервничать. Что бы там ни заявило моё сновидение, я их люблю, и не хочу, что бы кто-то попал в больницу. Тем более – из-за меня. Но стоило подняться на ноги и приблизится к краю поляны, как белый волк преградил путь. Стал между мной и темнеющей громадой рощи, и отрицательно помотал головой. Беспокойство прорвалось даже через тоскливо-тревожное выражение тёмных умных глаз. Но почему же он беспокоится обо мне, и почему не хочет, что бы уходила с поляны?

После попытки обойти его, белый волк заложил уши и, обнажив острейшие клыки низко, предупреждающе зарычал. Не вняв предупреждению, сделала ещё шаг и неожиданно оказалась на земле. Сбив с ног, белый волк на этом не успокоился – прижав к земле, навис надо мной, и тонкие губы существа странно задрожали, силясь что-то произнести. Вышло нечто среднее между рыком и густым баритоном; отфильтровав все помехи, связанные с неприспособленным к речи речевым аппаратом, я поняла лишь одно слово: нет.

– Мне нельзя покидать поляну? – уточнила я, и тяжелая лапа была снята с горла: белый волк кивнул. – Там опасно? – ещё один кивок. – Ты друг?

Белый волк закатил глаза и тяжело вздохнул, иронично взглянул на меня и скривил губы – ухмыльнулся. Да, действительно – был бы врагом, я бы не успела задать этот вопрос.

– Ты хочешь уйти? Но не можешь оставить меня.

Диалог с помощью наводящих вопросов и утвердительно-отрицательных кивков набирал обороты: кажется, я нащупала направление, в котором следует двигаться…

– Там кто-то, кто тебе дорог, и ему угрожает опасность? Так иди!..

Волк озадачено нашарошил уши и посмотрел на меня взглядом, в котором плескалась масса вопросов. И главным, судя по всему, был такой: а выживешь ли ты, если я уйду?

Тем не менее, подойдя к западной границе поляны, указал лапой и отрицательно покачал головой, вновь попытавшись что-то сказать. Что он пытался произнести, так и не разобрала, но получилось что-то вроде мабрра-харра. Абракадабра какая-то. Поняв это и тяжко вздохнув, белый волк оббежал поляну, пометив кусты в четырёх местах. Сообразив, что отметины ориентированы по сторонам света, я хихикнула, заслужив неодобрительный высверк зубов. Вернувшись к неглубокой чаше родника, он пригнулся и постучал подушечками передней лапы возле него.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению