Запретная магия - читать онлайн книгу. Автор: Энгус Уэллс cтр.№ 91

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Запретная магия | Автор книги - Энгус Уэллс

Cтраница 91
читать онлайн книги бесплатно

— А я и забыл, — уныло хмыкнул он.

Брахт что-то пробормотал, пряча меч в ножны, и из кружки побрызгал водой на лицо.

— Ты дотронулся до окна?

Аномиус смотрел на них с кровати, моргая и шумно зевая. Каландрилл кивнул. Колдун поднял руку, и вновь запах миндаля наполнил прохладную комнату.

— Ладно, это заклятье снято. — Аномиус сел, направив водянистый взгляд на Брахта. — Но второе остается. Помни о нем.

Брахт не обратил на него внимания. Каландрилл открыл ставни — низко над рекой нависал туман; молодой грум, почесывая затылок, медленно брел к стойлу. На другой стороне реки возвышался лесистый холм, чья макушка терялась в тумане. Он отвернулся и провел рукой по волосам, думая о том, что скоро ему придется связывать их в конский хвост, как у Брахта. Он оделся, и они вдвоем молча ждали, пока Аномиус натянет на себя грязную одежду.

Колдун недолго занимался туалетом, и скоро они уже втроем сидели в столовой, завтракая горячим хлебом и дымящимся чаем. Расплатившись с хозяином, они отправились на конюшню, оседлали отдохнувших лошадей и повели их вниз к переправе — курящийся туман начал постепенно рассеиваться под лучами восходящего солнца и свежего бриза.

Путники завели лошадей на раскачивающийся на волнах паром, где их встретил жилистый паромщик-кандиец с голой, несмотря на утреннюю прохладу, грудью. Получив от них деньги, он посоветовал им взяться за канат, чтобы побыстрее добраться до противоположного берега, и, пока Брахт и Каландрилл тянули плоскодонный паром через реку, Аномиус держал лошадей под уздцы.

Туман окончательно рассеялся, и небо стало голубым. Паромщик отправился назад. Когда он достиг середины реки, Брахт указал рукой на дорогу, спускающуюся с плато.

— Всадники! — Голос у него был встревоженный. — Два или три десятка.

— Видимо, Сафоман сообразил, что мы бежали, раньше, чем я предполагал, — сказал Аномиус.

— Эти люди скакали всю ночь. Чтоб ты провалился, колдун! Разве не говорил я тебе, что глупо оставаться здесь на ночь? — Голос у Брахта был сердитый, но Аномиус лишь ухмыльнулся, потирая мясистый нос.

— Здесь нам уже ничто не грозит. Разве не говорил я тебе, что ночи мне будет достаточно, чтобы восстановить силы?

— Им остается только добраться до парома и пересечь реку, — сказал Брахт. — Мы растеряли всю фору, и даже если бросимся сломя голову вперед, то все равно ничего не выиграем.

— Дальше этого места они не пройдут, — успокоил его колдун. — Ты что, не веришь мне?

Мысли кернийца ясно читались у него на лице. Аномиус пожал плечами и, словно разочарованный таким недоверием, покачал головой.

— Смотри, — спокойно сказал он. — Смотри и запоминай, что я могу.

Глава тринадцатая

Колдун передал Брахту поводья, подошел к воде, наклонился и сунул руки в ил, из которого слепил ком. Спокойно направляясь назад, он словно приглаживал его, лепя нечто, похожее на фигуру человека. Выйдя на сухую дорогу, он поставил свое произведение на землю, продолжая лепить. Приближающиеся всадники скрылись за кустарником, но колдун не торопился. Сидя на корточках около фигурки, он плюнул ей в лицо и растер слюну. Затем вытащил из складок халата маленький кинжал, уколол себе большой палец и выдавил на куклу капельку крови. Ломаными ногтями он начертил что-то наподобие глаз и рта, а затем вставил веточку в то, что было правой рукой куклы. Затем произнес заклинание, и красный камень, висевший на шее Каландрилла, начал сверкать, и он почувствовал уже знакомый запах миндаля. Аномиус выпрямился, вытер руки о халат и с улыбкой посмотрел на своих недоверчивых попутчиков.

— Смотрите, — он указал на фигурку.

Огонь, вырвавшийся из его пальцев, обволок куклу; мокрая глина мгновенно высохла и затвердела. Лошади попятились, прядая ушами и вращая глазами, и на какое-то мгновенье внимание Каландрилла было отвлечено. Он как мог успокоил своего чалого, крепко держа его под уздцы, а когда опять посмотрел на маленькую глиняную фигурку, маленькой ее назвать уже было нельзя. Она росла прямо на глазах, удлиняясь и утолщаясь; хворостинка, торчавшая у нее в руке, тоже увеличивалась. Вот он уже достиг размеров ребенка, а вот уже и подростка, а затем взрослого человека, но все еще продолжал расти. Затем фигура села с прямой спиной, с которой отваливались ошметки сухой глины; черточки, обозначавшие глаза, превратились в глубокие впадины, горевшие дьявольским огнем; хворостинка стала настоящей дубиной. Аномиус что-то произнес, и существо встало, поначалу очень неуклюже, переваливаясь с ноги на ногу и размахивая руками, все еще продолжая расти. Теперь это был массивный красноглазый голем — больше Сафомана, возвышавшийся, как башня, над напуганными лошадьми. Дубина, в которую превратилась хворостинка, была теперь такой, что нормальный человек не смог бы ее поднять. Великан сделал шаг, потом другой, словно пробуя, может ли он ходить, и распорол огромной дубиной воздух. С другой стороны реки на них в ужасе смотрел паромщик. Дико закричав, он со всех ног бросился к таверне. Голем услышал его, повернул круглую голову и уставился на другой берег, не обращая внимания на слепящие от солнца переливы воды. Он поднял дубину и с нечленораздельным криком, не человеческим и не животным, вырвавшимся из разверстой дыры вместо рта, со всей силы долбанул ею по воде, подняв целый фонтан серебристых брызг.

Аномиус опять что-то произнес на языке, недоступном человеческой гортани, существо перестало рычать и повернулось к нему лицом. Лошади испуганно ржали, и колдун жестом приказал Брахту и Каландриллу увести их подальше, а сам пальцем поманил голема. Каландрилл и Брахт, не спуская ошарашенного взгляда с чудища, отвели лошадей под прикрытие кустарника. На пригорке с другой стороны реки показались несшиеся во весь опор люди Сафомана. Аномиус отвел чудище под массивный кипарис, и коричневая голова его коснулась нижних веток. Чудище перестало расти, и колдун склонил, как аист, голову, заглядывая в горящие глаза и что-то тихо бормоча. Голем, издав хрюкающий звук, повернулся к реке с поднятой вверх дубиной.

— Здесь нам делать больше нечего. — Колдун бросил прощальный ласковый взгляд на свое творение и подошел к Брахту и Каландриллу. — Мимо него они не пройдут.

Он взял поводья из подрагивающей руки кернийца и забрался на сивого мерина. Каландрилл и Брахт вскочили на коней и пропустили Аномиуса вперед по дороге, идущей через лес.

— Их там два или три десятка, — сказал Брахт. — Ты уверен, что ни один не пройдет мимо… этого?

Аномиус весело ухмыльнулся.

— Сколько может зараз взять на борт паром? Человек шесть, не больше. Моя маленькая куколка разберется со всеми. К тому же я сомневаюсь, чтобы они предприняли больше одной попытки. Но если они отважатся… — Он опять рассмеялся. — Что ж, тогда он будет расправляться с ними по шестеркам. Верьте мне, друзья. Вы скачете в компании величайшего мага Кандахара. Я жалею только о том, что у нас нет времени полюбоваться его работой. Прекрасное творение, вы не находите?

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению