Вернуться из Готаны - читать онлайн книгу. Автор: Владимир Зырянцев cтр.№ 9

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Вернуться из Готаны | Автор книги - Владимир Зырянцев

Cтраница 9
читать онлайн книги бесплатно

Все это милая Джейн выстреливала, не останавливаясь ни на секунду и не забывая при этом выручить мои сумки с «колеса счастья», погрузить меня вместе с ними в машину, а затем весьма быстро (на мой взгляд, даже слишком быстро) вести ее по узким улочкам, заполненным необычно одетыми пешеходами, автомобилями разной степени дряхлости и запряженными в осликов двуколками. Какие-либо светофоры и регулировщики отсутствовали напрочь, и машины на перекрестках разъезжались разве что случайно или по воле здешнего верховного божества — я так вчера и не удосужился узнать его имя (хотя вряд ли этот пробел помешает мне принять участие в завтрашнем совещании), — но все-таки разъезжались. Я подумал, что в Москве, случись там подобный массовый паралич средств регулировки, каждый перекресток украсился бы как минимум одной насмерть сцепившейся автопарой.

Здесь же мы добрались до своего «Хилтона», ни с кем не столкнувшись. Спустя несколько минут, едва успев умыться, я уже садился в микроавтобус, направлявшийся на прием в правительстве. Как выяснилось, тут собралась по крайней мере половина участников экспедиции. По дороге состоялось знакомство с коллегами. Кроме милой Джейн здесь были готановед Зигфрид Химмельсберг — хмурый пожилой человек, опиравшийся на палку; Арнольд Прунцль, жизнерадостный крепыш с ясными голубыми глазами, автор ряда работ в области волновой физики; являвший ему полную противоположность худощавый брюнет с вялым рукопожатием, представленный как Поль-Питер Латинк, математик; затем поджарый, словно бегун, энергичный, как коммивояжер, и загорелый, как альпинист, врач Якоб Прелог. Следующего участника я немного знал, мы поздоровались как старые знакомые: биофизик Кэндзабуро Ватанабэ изучал воздействие излучений на живые организмы, мы встречались на нескольких конференциях. Ну и, конечно, наш руководитель профессор Видович — плотный человек ниже среднего роста, как видно с очень плохим зрением — об этом говорили толстые и вдобавок затемненные линзы его очков.


Как велят правила хорошего тона, профессор первым делом осведомился, как уважаемые коллеги себя чувствуют, как добрались и разместились. Доктор Прунцль сообщил, что долетел нормально, никакие феномены, слава Одину, на него не нападали, но вот жара здесь непереносимая, и если на месте работы будет такое же пекло, он намерен вообще не выходить из своего домика, где, как он слышал, обещаны комфортные условия.

В свою очередь Якоб Прелог заявил, что не считает здешнюю жару слишком сильной; вот когда он работал в Сенегале, это была действительно жара! А Ватанабэ, как истинный сын Востока, высказался в том смысле, что любой дискомфорт — во многом дело внутренней установки; достаточно убедить себя, что жара не является помехой, как тут же перестанешь ее замечать.

Дискуссия о погоде только разворачивалась, но профессор прервал ее, задав второй вопрос: успели ли уважаемые коллеги ознакомиться с предоставленными материалами? По понятным причинам я с ответом не спешил: кому же охота признаваться, что он неспособен усваивать необходимый объем информации за выделенное время? Устал он, видите ли, спать захотелось!

Нет уж, голубчик: хотите участвовать в международных экспедициях и получать приличное вознаграждение, извольте соответствовать и поглощать многостраничные доклады с такой же неутомимостью, как подросток какие-нибудь «Звездные войны Гарри и Рона». А хотите спать — оставайтесь дома.

Однако оказалось, что я в компании не один двоечник: полностью прочитали памятную записку лишь Ватанабэ, Химмельсберг и Латинк, остальные не успели. Кэн (именно так Ватанабэ просил меня к нему обращаться; меня он в свою очередь называл Энди) выразил восхищение полнотой представленных сведений и заявил, что испытал истинное удовольствие, причем не от специальных биологических, а именно от общих разделов. «Какая богатая мифология! — восторженно восклицал мой знакомый. — Одна история создания хилингов чего стоит! А ладья Тебара?! Это лучше, чем арабские сказки!»

Доктор Латинк, второй наш отличник, согласился, что мифология интересная, он даже кое-что взял на заметку. Да и история Готана весьма примечательна, тут есть над чем подумать.

Арнольд Прунцль в ответ заявил, что с большим интересом прочитал раздел о гибели Рошбаха — кто же откажется от хорошего детектива с открытым концом? — а вот главы о местной религии и мифологии пропустил вполне сознательно. Он вообще не понимает, зачем они включены в записку. Чудеса Востока — вещь замечательная, но только как материал для очередной киносказки. Но изучать всех этих демонов, стерегущих какие-то адские Ворота, серьезно — нет уж, увольте.

На это доктор Прелог возразил, что мифологическая часть записки, может, и похожа на сказку, но в ней просматриваются явные параллели с показаниями туристов — взять хотя бы эти случаи массового помешательства.

Я слушал эту дискуссию с чувством человека, заснувшего на середине увлекательного фильма и теперь слушающего обсуждение захватывающих хитросплетений сюжета, и готовился промямлить дежурную фразу о том, как много дало мне изучение раздела о природе страны, — но тут мы, к счастью, приехали.

Посещение правительства осталось бы в моей памяти как скучное обязательное мероприятие (мало, что ли, слышал я разного рода приветственных слов от министров, вице-премьеров и даже президентов), если бы не одно забавное происшествие.

В холле нас ожидал чиновник. Любезно улыбаясь, он приветствовал «профессора Видовича и его выдающихся коллег» и сообщил, что министр туризма, которому поручено курировать работу нашей экспедиции, уже ждет нас. Но едва мы двинулись к лифту, как откуда-то вынырнул другой чиновник, который остановил нашего провожатого и сообщил ему (видимо, на готанском) какое-то известие, очевидно крайне неприятное, потому что первый чиновник воспринял его с удивлением и негодованием. Возник горячий спор; клерки бранились, не обращая на нас внимания. Было такое впечатление, что они вот-вот пустят в ход кулаки, а может, какие-нибудь бамбуковые трости, но тут появился еще один чиновник — как видно, важная шишка, — потому что при нем спор немедленно прекратился. Он что-то строго выговорил спорщикам, после чего оба быстро удалились. А важный господин сообщил нам, что произошло досадное недоразумение, за которое он от имени правительства приносит нам глубочайшие извинения. Просто в последний момент было принято решение передать кураторство над нашей группой в ведение другого ведомства — министерства безопасности и культов, а исполнителям об этом почему-то не сообщили. Знаете, как это бывает: какое-то колесико в чиновничьей машине не сработало, и случился сбой. Но больше такого не повторится, он еще раз просит прощения и предлагает пройти к министру.

Действительно, больше никаких сбоев не было, и спустя несколько минут мы оказались в просторном министерском кабинете. Здесь нас встретили двое: гладко выбритый и безупречно одетый коротышка и серьезный молодой человек. Коротышка, как и следовало ожидать, оказался министром. Демонстрируя гостеприимство и демократизм, он усадил нас за овальный стол и сам сел тут же, оказавшись напротив Видовича. Прежде всего он еще раз принес нам извинения за неприятную сцену, произошедшую в холле. Он просит уважаемых ученых простить его подчиненных, проявивших излишнее рвение. При этом он хочет заметить, что в этой сцене — пусть и в карикатурном виде — отражается то внимание, которое проявляют в стране к работе нашей экспедиции. Все в Готане хотят помочь нам. Ограничения, наложенные на страну после трагедии с группой Рошбаха, стали досадной помехой для развития туризма. А ведь именно с совершенствованием этой отрасли народ Готана связывает свои надежды выбраться из нищеты. Кроме того, все эти спекуляции о каких-то мифических «готанских террористах», о никогда не существовавшей «армии Мантро» оскорбляют его народ. Он надеется, что выдающиеся ученые, вошедшие в состав экспедиции, поднимут завесу тайны над наблюдаемыми здесь необычными явлениями, а заодно покончат со всеми нелепыми домыслами. Именно потому, что в этой истории замешана политика (точнее, ее туда замешали журналисты, страдающие избытком воображения), оказание помощи нашей экспедиции решили передать в его ведомство. Для того чтобы иметь с нами оперативную связь и оказать всю необходимую помощь, он направляет в состав нашей группы своего лучшего сотрудника — капитана Дрнди (серьезный молодой человек при этих словах встал и отвесил поклон). Мы можем обращаться к капитану со всеми пожеланиями, замечаниями и предложениями, и он, как министр, заверяет, что все наши нужды будут немедленно удовлетворены.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению