Я люблю Вегас - читать онлайн книгу. Автор: Линдси Келк cтр.№ 66

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Я люблю Вегас | Автор книги - Линдси Келк

Cтраница 66
читать онлайн книги бесплатно

— Значит, ты уже не хочешь замуж? — задумчиво спросил Алекс. — Предпочитаешь вернуться в Великобританию?

— Нет! Конечно, нет!

Алекс сел.

— «Нет» — не хочешь замуж или «нет» — не хочешь в Лондон?

Я уставилась на Алекса, пристально смотревшего на меня. Как я умудрилась опять загнать себя этим разговором в угол?

— Это вообще даже не я придумала! — В словаре под выражением «доведенный до белого каления» есть картинка, так вот на картинке вылитая я. — Я просто не знала, что еще делать, и ударилась в панику! Я не хочу уезжать…

«Я не хочу уезжать от тебя», — подсказал голос. Ну не умею я объясняться, что вы хотите…

— Дай догадаюсь: это идея Дженни? — Откинувшись на спинку дивана, Алекс засмеялся. Он сидел в разных носках. — Глупость как раз ее масштаба.

— Как прикажешь это понимать? — спросила я. Почему у него носки разные? В прачечной пару носков всегда связывают вместе. Мои, например, всегда связывают.

— А-а, да прекрати, Энджел, — вздохнул он. — Не заставляй меня это говорить. Вы с ней, конечно, подруги, но она вечно сеет вокруг себя проблемы. Не человек, а ходячая катастрофа! Если она тебе что-то советует, поступай наоборот, не ошибешься.

— Так, значит, будем говорить о Дженни вместо того, чтобы говорить о нас? — Клифф уже достал до печенок. Где этот чертов ноутбук? — Дженни сейчас не предмет обсуждения, но скажу: никакая она не катастрофа. Если ты это из-за Джеффа, тебе еще предстоит узнать, что весь писец случился по его вине.

Еще одно прекрасное использование этого слова. Мне нравится и профессия, и переносное значение.

— Это он к ней пришел. Это он предложил ей пожениться! — Я чувствовала, что уже не контролирую себя. Слабенький и потому часто игнорируемый голосок разума подсказывал: сейчас нужно говорить о нас, но я не могла остановиться. Меня взбесила подлость Джеффа. — И это он на следующий день убежал в кусты, как последняя сволочь, предложив ей сделать вид, что ничего не было. Так не поступают, Алекс. Если ты трус, нельзя морочить голову любящей тебя женщине. Нельзя спекулировать чужими чувствами ради своей выгоды.

Алекс прищурился:

— Как, например, ты?

Я остолбенела. Кровь отхлынула от лица, тяжело застучало сердце.

— Что?!

— Нечего сидеть тут и мешать Джеффа с дерьмом за то, что он воспользовался «любящей его женщиной». — В воздухе помигали очень враждебно показанные пальцами кавычки. — Если ты сама сочла удачной находкой попросить меня жениться, жениться на тебе, Энджел, только ради визы, чтобы ты могла остаться в США и продолжить идиотские приключения со своей тупоголовой подружкой!

— Вот как ты думаешь? — Я встала, не знаю почему. — Честно?

— Это то, что ты сама сказала. — Он особо подчеркнул конец фразы. Клянусь, не помню, как именно я выразилась, но в моей речи никак не фигурировали «идиотские приключения» и «тупоголовая подружка». У меня никогда не было тупых подруг. Вот болван-приятель был. — Зови меня дураком, но мысли я читать не умею, сужу по тому, что было сказано.

Ну вот вам и половина проблемы. Мужчины и женщины действительно разные биологические виды. Мы с Дженни телепаты, заходит ли речь о переломном жизненном кризисе или когда одна из нас просто хочет мороженого. Алекс судит по тому, что я сказала вслух? Да, неудивительно, что человек ничего не понимает.

— Слушай, оставь Дженни на минуту в покое, — попросила я, стараясь не наступить на айпод «Нано». Это было непросто. — Позволь мне объяснить.

— Не оставлю, — заявил Алекс, подскакивая и наступая на два больших коричневых пакета из «Блумингдейл»! — Потому что она дура и превращает в дуру тебя.

— Теперь уже я дура? — закричала я вне себя. Разговор выходил из-под контроля, за меня говорили эмоции. — Ну слава Богу, что мы не женаты!

— Просто прочла мои мысли! — прогремел он и пошел в кухню. — Всю дорогу в самолете я думал — может, я смогу сделать вид, что ничего не случилось, может, получится жить как раньше, но, знаешь, не могу. Я не позволю себя использовать. Второй раз этого дерьма мне не надо!

Он грохнул пару раз дверцами шкафчиков, после чего повернулся и посмотрел на меня с выражением, которого я никогда не видела и не хотела бы видеть снова: огорченный, рассерженный, упрямый, словно никакие мои слова не могут поколебать его мнения. Он выглядел… убитым.

— Второй раз? — От злости я не могла кричать, а от испуга — злиться дальше. Мне очень захотелось увидеть его улыбку, что угодно, только не это выражение лица. — Использовать? Алекс, это уже не разговор, а непонятно что. Давай успокоимся.

— Да все превратилось непонятно во что. — Его плечи поникли, и он направился в ванную. — Я не хочу, не могу с тобой сейчас говорить.

Дверь громко захлопнулась, я услышала щелчок замка и шум воды. В полном шоке я стояла посреди рождественского армагеддона, слушая «Последнее Рождество» и сдерживая слезы. Взяв домашний телефон, я нажала быстрый набор.

Дженни ответила на первом гудке.

— Что стряслось? — спросила она с набитым ртом.

— Мне надо приехать, — прошептала я, не доверяя своему голосу. — Прямо сейчас.

— Все нормально? — настороженно поинтересовалась она. — Может, я за тобой приеду?

— Я возьму такси, — ответила я, не отводя взгляд от двери ванной.

— Энджел, ты чего? — встревожилась Дженни. — Что происходит?

— Не знаю. — Глаза наполнились слезами, и голос дрогнул. — Но у меня не все нормально. Я еду к тебе.

Нажав отбой, я разыскала ноутбук под книгой «Гринч, который украл Рождество», резко закрыла его и сунула под мышку. Дверь в ванную была по-прежнему заперта. Коснувшись пальцами деревянной панели, я задержалась на несколько секунд, но не услышала ничего, кроме шума льющейся воды. Уйти из квартиры казалось глупым, остаться — невозможным: я слишком боялась того, что он может сказать, когда выйдет. Я не могла лечь рядом с ним, не объяснившись до конца, и не могла говорить без того, чтобы один из нас не вышел из себя. Поэтому я сделала единственное, что умею делать, когда дела становятся плохи. Я сбежала.

Глава 20

— А он что?

Дженни сидела на диване, перебирая мои волосы, а я лежала на деревянном полу с бутылкой «Короны» в одной руке и ложкой сливочного мороженого «Нью-йоркское, большая порция» в другой. Слева от меня лежал раскрытый пакет «Монстр манч», незаменимое средство в экстренных случаях, хранившееся у Дженни. Справа стояла открытая бутылка вина. Текилу Дженни вылакала до моего приезда, поэтому пиво запивали белым совиньоном.

Добравшись до подруги, я только и делала, что плакала, лежа лицом вниз на диване и пытаясь сдерживать рвотные позывы. Потом перешла на бессмысленный сопливый лепет. Я пыталась победить суицидальное настроение, одурманивая мозг деликатесами и алкоголем, пока не отключусь. Две «Короны» и полбутылки белого оказались оптимальным объемом выпитого с горя: я рассказала все, что случилось, не рыдая на каждом слове. Даже на пьяную голову у меня хватило ума не повторять Дженни то, что о ней наговорил Алекс: я хотела попасть домой, а не на похороны. Употребление слова «тупоголовая» в отношении мисс Лопес было равносильно вышибанию мозгов из мистера Рейда.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию