Замурованная. 24 года в аду - читать онлайн книгу. Автор: Найджел Которн cтр.№ 30

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Замурованная. 24 года в аду | Автор книги - Найджел Которн

Cтраница 30
читать онлайн книги бесплатно

В простодушии Розмари можно было не сомневаться. Она и так будет счастлива просто видеть свою дочь снова дома, к ее радости с новыми внуками. Никто в их семье не посмел бы о чем-то расспрашивать или перечить ему. Друзья и знакомые прекрасно уживались с вымышленной историей о секте раньше, уживутся и теперь. И можно было быть уверенным, что полицейское расследование будет не серьезнее, чем прежде. В католической Австрии он мог даже считать, что на его стороне Бог.

Но Фрицля погубила гордыня. Он был близок к тому, чтобы разыграть последний акт причудливо вывернутой античной трагедии. Правда была в том, что он не был богом, ни даже героем; он не мог управлять всем. И уж точно он не мог управлять здоровьем своих детей, томящихся в подвале, которое сам с таким усердием им подрывал. Оставались считаные месяцы до того, как он смог бы освободить себя от бремени тайной семьи, когда серьезно заболела Керстин. Это все разрушило.

Поначалу Фрицль снова решил лечить ее аспирином и микстурой от кашля. Это не дало улучшений. У него не было ни медицинской подготовки, ни – поскольку она, как и все дети в подвале, никогда не была у врача, – ее медицинской карты, преступник просто не знал, с чего начать. Керстин всегда была болезненной девочкой, но прежде ей удавалось справляться. Теперь она в кровь кусала губы от болезненных спазмов.

Фрицль не мог не знать, что дети, рожденные от него и от его дочери, рискуют получить в наследство многие генетические патологии. Но ему не приходилось раньше сталкиваться с такой болезнью, как у Керстин. Это не было похоже на врожденное заболевание – скорее, на инфекцию. Так или иначе, она была при смерти. Ее приступы усиливались, ее рвало кровью, и вдобавок она впала в кому.

Теперь, когда надежда на скорое освобождение таяла практически перед носом, Элизабет умоляла отца отвезти Керстин в больницу. Ее переполняли дурные предчувствия. Болезнь могла отодвинуть выполнение плана ее отца освободить ее и ее детей этим летом, если не заставить его совсем отказаться от этой затеи. Но что она могла? Ее дочь может умереть, если немедленно не оказать ей врачебную помощь.

Под натиском Элизабет Фрицль в конце концов уступил. Неужели после стольких лет бессердечности в нем послышались жалость и сострадание? Или на то были более рациональные причины? Поскольку его план по освобождению семьи из подвала основывался на поддержке его дочери, едва ли он мог позволить умереть кому-то еще из ее детей – при таких обстоятельствах Элизабет ни за что не согласилась бы помогать ему.

С другой стороны, его могла напугать мысль о том, что придется избавляться от тела взрослой женщины. Чтобы сжечь ее в печи, ему пришлось бы разрезать тело на куски – душераздирающее зрелище и для него, и для его детей, у которых не было бы иного выхода, кроме как наблюдать за происходящим. К тому же в Амштеттене жили и старики, которым был знаком запах горящей человеческой плоти.

Решив забрать Керстин в больницу, Фрицль порядочно рисковал, но он готов был пойти на это. Пока девятнадцатилетняя девочка была без сознания, она не представляла угрозы. Только придя в сознание, она могла рассказать больничному персоналу о своей жизни. Но у нее был ограниченный словарный запас. Она никогда не ступала в мир над ее головой, и ей было бы непросто объяснить свою мысль. Даже если она смогла бы облечь в слова то, как ей приходилось страдать, кто поверит ей? Чересчур неправдоподобная история. Наверняка Фрицль считал, что сможет разубедить их, что бы она им ни сказала, списав все на воображение умственно отсталой девочки, которую для ее же блага держали затворницей. Все равно он собирался забрать ее из больницы, как только она окрепнет достаточно, чтобы снова вернуться в подвал.

Фрицль не хотел, чтобы его жена узнала о других детях Элизабет, особенно о больной дочери. На сей раз она могла бы оказаться не такой легковерной. Она непременно пришла бы в больницу. Увидев свою внучку на смертном одре, она могла мимоходом вызвать подозрения у персонала. Розмари была еще одной стихией, которую в этот раз он не мог контролировать.

Хотя состояние Керстин было критическим, Фрицль подождал, пока его жена не отправится на отдых на озеро Маггиоре. Убрав Розмари со своего пути, он открыл подвальную дверь и выпустил Керстин, впервые за девятнадцать лет. В свои семьдесят три года Фрицль уже не мог в одиночку тащить бессознательного подростка, и ему пришлось просить о помощи Элизабет. Итак, ранним утром 19 апреля сорокадвухлетняя женщина, проведшая половину своей жизни под землей, впервые за двадцать четыре года вышла на свет. Всего на несколько мгновений. Вытащив Керстин на поверхность, Элизабет вернулась назад в подвал. Ей оставалось провести в заключении всего неделю, но когда она спустилась по ступеням бункера, она еще не знала об этом. В тот момент прежде всего ее волновала дочь – жизнь Керстин стояла на первом месте.

По горькой иронии, наверху, в доме, Керстин, впервые за все свои девятнадцать лет покинувшая подвал, не могла чувствовать свежего воздуха и видеть солнечный свет. Погруженная в коматозный сон, она не воспринимала ничего из внешнего мира. Фрицль не мог разбудить ее и вызвал «скорую».

В семь утра на местную станцию «скорой помощи» поступил звонок от мужчины, который сообщил, что девушка по имени Керстин Фрицль находится в очень тяжелом состоянии, после чего за ней на Иббштрассе, 40, отправили карету «скорой помощи» и бригаду врачей. Они перевезли похожую на привидение девушку в больницу, где врачи не знали, что с ней делать.

Фрицля не было рядом с Керстин в машине «скорой помощи». Он остался дома и еще раз отрепетировал свою легенду, которой на сей раз оказалось недостаточно, чтобы спасти его шкуру. По стенам, которые он так тщательно выстраивал между миром над землей и подземным мирком его секретной семьи, стремительно пошла трещина. Как бы он ни старался, он уже не мог предотвратить неизбежное. Стена вот-вот должна была рухнуть, обнажая перед миром его тайное преступление и четверть века лжи. Чуть позже тем же утром он обреченно направился в больницу.

Прибыв в реанимацию, Фрицль повторил заученную легенду. Он рассказал, что его дочь сбежала в неизвестную религиозную секту и уже в четвертый раз подбросила своего ребенка под дверь своим родителям. Но на этот раз он выступал против профессионалов, которые не собирались заглатывать его наживку молча и охотно. Его странная версия произошедшего вызвала подозрения, особенно у скептически настроенного доктора.

Утром субботы 10 апреля 2008 года доктор Альберт Райтер получил телефонный звонок из реанимации, который возвестил начало конца для Фрицля. Ему сообщили, что в больницу в критическом состоянии поступила девочка-подросток без сознания. Ее дедушка оставил свои координаты для связи. Для осмотра девушки в отделение экстренной помощи был направлен терапевт.

«Когда Керстин только поступила к нам, она была очень бледна, – сказал Райтер, – и из-за судорог у нее был до крови прокушен язык. Фрицль сказал, что она не принимала ничего, кроме пары таблеток от головной боли. Он был очень точен. На тот момент мы не представляли, что с ней. Он уверял, что ее мать сбежала, оставив ее у него на пороге и попросив позаботиться о ней. Это была его версия».

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению