Новейшая оптография и призрак Ухокусай - читать онлайн книгу. Автор: Игорь Мерцалов cтр.№ 58

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Новейшая оптография и призрак Ухокусай | Автор книги - Игорь Мерцалов

Cтраница 58
читать онлайн книги бесплатно

Сударый рассмеялся:

— На пластине вид этого плана реальности искусственно отделен от остальных, которые должны на него накладываться. Но ты прав, зрелище неаппетитное. Впрочем, это, подозреваю, также дефект эмали. Давай-ка попробуем рассмотреть изображение в ауроскопе.

Персефоний приготовил для работы сложный оптомагический аппарат и, вложив в него снимок, спроецировал увеличенное изображение на демонстрационный экран. Отблески ауры, усиленные прибором, стали ярче и действительно несколько облагородили вид, открывающийся из психономиса.

— Да, вне всяких сомнений, эмаль начала разрушаться и здесь, — с сожалением сказал Сударый, посмотрев на изображение невооруженным глазом, через лупу и через очки-духовиды. — Слишком велико темное смещение, это явный брак, учитывая яркость светлых участков. Облик призрака четкости не приобретает. Увеличь, пожалуйста, яркость… Нет, снимок бесполезен, эти пятна нельзя однозначно соотнести со следами какого-то воздействия. Давай для очистки совести изучим и четвертый номер.

Персефоний поменял пластины в ауроскопе.

— Безнадежно, — вздохнул Сударый. — Вот здесь, на границе аврономиса и психономиса, темное смещение как раз ожидаемо, но детали уже совершенно неразличимы.

— А похоже на прошлый снимок, только не такой четкий.

— Вот именно, должно быть совсем другое изображение. Нет, снимки нам ничего не дадут. Интересно только, почему эмаль на четвертом номере оказалась более стойкой. Должно быть, я в спешке нарушил рецептуру, и ошибка оказалась счастливой. Надо будет как-нибудь поэкспериментировать на досуге…

— На сегодня, значит, все, — сказал упырь. — И правильно, вам отдыхать пора.

— Нет, Персефоний, со сном придется повременить. Сначала я должен почитать кое-что.

— Непеняй Зазеркальевич, да ведь у вас глаза слипаются! Оставьте на завтра.

— Завтра будет много дел… — попробовал возразить Сударый, но понял, что даже спорить у него сил не осталось. — Ты тут приберешь?

— Конечно. Приятных снов.

— Приятного дня. Да, послушай, завтра мне понадобятся еще пять таких же нестандартных пластин. Вот записи с рецептурой — подготовь их к утру, пожалуйста.

Взяв лампу с пером жар-птицы, Непеняй Зазеркальевич устало поднялся наверх, однако в гостиной задержался. Ему все-таки хотелось выкурить трубочку, а кроме того, пусть работать он сегодня уже не в состоянии, ему было интересно вспомнить, где именно встречал он упоминание о предметных призраках. Вопрос этот мучил его с той минуты, как Варган рассказал историю о волшебном карандаше.

Сударый набил трубку и чиркнул спичкой, потом, светя себе лампой, стал осматривать книжные полки. Нет, это точно была не какая-то из монографий — научная традиция не любит сомнительных тем. Иное дело журналы. Сударый пересмотрел подшивки «Маготехники-юности» за последние два года, потом перешел к более солидной «Магии и жизни». Он был уверен, что нужная статья попадалась ему на глаза в домашней обстановке, а не в университете, поэтому открывал в первую очередь летние номера, прочитанные им в свое время на каникулах.

Название статьи он не помнил, но сразу узнал его, увидев в оглавлении: «Невероятные призраки: волшебные предметы и артефакты как разновидности фантомов в сказаниях и магических практиках Рассветной страны» за авторством Кайданова Дзидая Кайдзюевича, известного этнографа, историка и ясновидца.

Открыл нужную страницу — точно, как и помнилось Сударому, статья была иллюстрирована гравюрами знаменитого художника из Эйдо. Он пробежал глазами по вступительным строкам. «Бессмысленно обвинять поэтическую философию древнего народа в расхождениях ее с современной магической доктриной… Известная самостоятельность в поведении некоторых волшебных предметов позволяет предположить, что в утверждениях мудрецов Востока о наличии души не только у живых существ, но и у вещей, имеется свое рациональное зерно…» Да-да, совершенно верно…

Сударый не заметил, как очутился в кресле, читая с позабытой в руке и уже погасшей трубкой. Не заметил он, и как уснул, удерживая журнал и продолжая читать даже во сне. Понятное дело, во сне текст был совершенно бесполезным, хотя и увлекательным — научная статья превратилась в лихо закрученный детектив о похищении волшебного камня, который то появлялся, то исчезал по собственной прихоти; это повествование по-прежнему обрамляли гравюры с жутковатыми круглоглазыми личинами.

ГЛАВА 7,
в которой де Косье неожиданно помогает Сударому и мы наконец-то видим Ухокусая

Ум Сударого был закален занятиями научными, но отнюдь не детективными, и поэтому в настоящем положении он, хотя ни на минуту не переставал думать, никак не мог выстроить уже имевшиеся в его распоряжении факты в какую-то целостную картину. Чутье подсказывало ему, что он уже знает нечто важное, однако к анализу фактов и наблюдений примешивалась потребность истолковать мотивы и поступки разумных, например, Свинтудоева и де Косье, и, возможно, именно по этой причине мозг Непеняя Зазеркальевича пасовал перед задачей.

Подспудно Сударый догадывался, что на детективном поприще ему делать нечего, но, поскольку ничто разумное ему не было чуждо, а разум, как известно, слаб и ему нередко errare est, [2] утром детективное направление мысли неожиданно одержало решительную победу (должно быть, пока сознание еще толком не пробудилось), и Сударый решил пойти к мсье де Косье.

Первым делом нужно было убедиться в отсутствии слежки. Ночью, говоря с Персефонием, он изрядно сгустил краски, рассчитывая успокоить Ухокусая, который, без всякого сомнения, должен был слушать беседу, преувеличенным рассказом о его могуществе. Правду сказать, теперь, на свежую голову, хитрость представлялась не такой уж удачной и даже начинало казаться, что таинственный призрак может обладать еще большими силами и способностями, чем Сударый сумел вообразить.

Однако отступать он не собирался (возможности к тому все равно не предвиделось), а значит, оставалось только следовать зыбкому плану, составленному на усталую голову.

Покончив с утренними процедурами, он спустился вниз. Вереда жаждала услышать о результатах вчерашней экспедиции, однако Непеняй Зазеркальевич ограничился тем, что поблагодарил ее за заботу о доме, и стал одеваться для выхода, предоставив рассказ о последних событиях упырю.

— Мне предстоит важная встреча, — сказал он. — Есть новая идея, хочу поскорее ее проверить. Кстати, Персефоний, ты сделал новые пластины?

— Да, всего час, как закончил.

— Отлично. Перенеси их в студию и подготовь к съемке оба аппарата, думаю, нам понадобится делать снимки с наибольшей возможной скоростью. Будь внимателен: номера два и четыре не требуют призматического объектива, только специальных заклинаний при настройке, поэтому их можно будет использовать в «Даггер-вервольфине», а остальные пластины — только в «Зените». Сделай это прямо сейчас, а потом уже расскажи все Вереде.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию