Страсть куртизанки - читать онлайн книгу. Автор: Моника Бернс cтр.№ 31

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Страсть куртизанки | Автор книги - Моника Бернс

Cтраница 31
читать онлайн книги бесплатно

Сегодня ей преподали хороший урок, указав на возраст. Почему она сразу не выставила Гаррика из спальни, когда обнаружила, что он ждет ее? Это была ее первая ошибка. А вторая заключалась в том, что она послушалась его уговоров и рассказала об отце.

Она не решилась бы делиться с ним подробностями своей жизни, если бы не чувствовала себя такой усталой. А она действительно была крайне усталой и опустошенной. Рут закрыла глаза, и по щеке ее скатилась слезинка. Тот факт, что она плачет из-за мужчины, не сулил ничего хорошего. Особенно потому, что с этим мужчиной у нее никогда не было интимной близости.

Впрочем, не совсем так. Она лишь не испытала его проникновения. Но, Боже, как она хотела именно этого! Ее не покидало воображение, как он, лежа на ней, входит в нее своим твердым жезлом. Она жаждала разрядки, несмотря на усталость. Ее кожа все еще ощущала прикосновения его языка.

Еще одна слезинка скользнула по щеке. Это свидетельствовало о том, как сильно он подействовал на нее. Ей не следовало соглашаться на дружбу с Гарриком: было слишком самонадеянно полагать, что они смогут сохранять платонические отношения.

Она чувствовала влечение к нему, однако решила, что сможет держать себя в руках, просто испытывая удовольствие от дружеского общения. Глупо было полагать, что между ними возможна только дружба. Где был ее жизненный опыт, когда она принимала такое решение? Видимо, он отсутствовал, если она позволила желанию возобладать над разумом. Она не смогла противостоять реакции собственного тела на этого молодого мужчину каждый раз, когда он находился рядом. И он не скрывал своего влечения к ней, несмотря на разницу в возрасте.

Как ни больно было это признавать, но она согласилась поддерживать отношения с ним потому, что ей льстило его увлечение ею. Теперь Рут осознала, почему приняла такое решение. Это было желание женщины привлечь к себе внимание, потому что она не могла смириться с тем фактом, что пора ее расцвета миновала. О Боже, ей следовало прогнать его, отослать назад драгоценности и забыть тот день, когда он предложил ей свою дружбу.

Сейчас стало особенно ясно, что ее решение поддерживать какие-либо отношения с ним было огромной ошибкой. Они не могут быть друзьями и тем более любовниками. По щеке ее скатилась еще одна слезинка. Рут никогда не думала, что под старость будет чувствовать себя такой одинокой.

Глава 8

Гаррик резко опустился в одно из просторных кожаных кресел в клубе Мальборо. О чем, черт возьми, он думал? Он едва не обнажился перед женщиной. И не только физически. Мысль о том, что она могла увидеть его и выразить свое отвращение или посмеяться над ним, вызвала спазмы в животе. Он хорошо помнил это болезненное ощущение!

Гаррик постарался отправить в дальние уголки памяти воспоминание о том, как дядя и Берта посмеялись над ним. Он не должен был настаивать, чтобы Долорес позволила ему отнести ужин в комнату Рут. Если бы он просто отправился домой, то не было бы всего того, что произошло в ее спальне. Боже, что он натворил.

Уголком глаза он заметил Дженкинса, одного из слуг клуба, который внезапно появился перед ним. Мужчина слегка поклонился с подобострастным выражением лица.

— Добрый вечер, лорд Стрэтфилд. Могу я принести вам что-нибудь?

— Бутылку коньяка.

— Бутылку, милорд? — Удивление, прозвучавшее в голосе слуги, заставило Гаррика приподнять голову и пристально посмотреть на графа.

— Неоткрытую, — проворчал он.

Слуга поспешно ушел, а Гаррик откинул голову на спинку кожаного кресла и закрыл глаза. Он чувствовал себя неполноценным мужчиной и потому не мог объяснить Рут истинную причину, почему отверг ее.

Он вынужден был оставить ее. Господи, после случая с Бертой, которая посмеялась над ним, ни одна женщина не искушала его до такой степени, что он был готов открыться и подвергнуть себя очередному унижению. Тот факт, что он был близок к тому, чтобы выдать свой секрет, испугал его.

Тихое позвякивание хрусталя о металл заставило его открыть глаза. Дженкинс поставил серебряный поднос на столик между его креслом и пустым сиденьем напротив. Слуга открыл бутылку, готовясь наполнить бокал, но Гаррик жестом остановил его.

— Я сам налью, Дженкинс.

— Конечно, милорд. — Слуга немного поколебался, затем ушел.

Гаррик устало плеснул немного коньяку, одним глотком выпил содержимое бокала и налил еще. Где-то в глубине сознания внутренний голос напомнил ему, что такой высокосортный коньяк следует смаковать, а не лакать как дешевое пойло в пабе на задворках. Ну и черт с ним!

Гаррик налил себе еще коньяку и быстро выпил, как и предыдущие порции. Потом в очередной раз наполнил бокал и поднял его, изучая содержимое на свет. Янтарная жидкость напомнила ему золотистые волосы Рут. Закрыв глаза, он погрузился глубже в кресло, и перед его мысленным взором возник ее образ. Как мог он соблазниться Бертой? Эта сучка не шла ни в какое сравнение с Рут.

При воспоминании о том, как Рут появилась из ванной комнаты в раскрытом халате, у него пересохло во рту. На ее коже поблескивали капли воды, и она была похожа на прекрасную нимфу.

У нее были полные сочные груди с розовыми сосками, тонкая, с плавным изгибом талия и стройные бедра. Есть о чем помечтать!

Она выглядела чрезвычайно изящной. Особенно его удивила ее гладкая, лишенная волос кожа в месте соединения бедер. Несмотря на отсутствие опыта в общении с женщинами, он был достаточно осведомлен относительно женского тела, однако никогда прежде не видел женщину, лишенную лобковых волос. Такой вид с особой силой пробудил его чувственность. Он с трудом сдержал себя.

В тот момент, когда он коснулся руки Рут, ему захотелось заключить ее в свои объятия, однако здравый смысл возобладал. Во время ужина с ней в такой интимной обстановке у него, помимо желания, появилось иное чувство. Такая возникшая между ними близость бывает только между хорошими друзьями.

Это чувство усилилось, когда она поделилась с ним историей своего детства, рассказом о недостойном поведении отца. Это свидетельствовало о том, что Рут доверяла ему. Он был уверен, что она никому больше не рассказывала о своей жизни. А когда она с трудом сдерживала слезы, он не смог удержаться от того, чтобы не утешить ее лаской. Это была непроизвольная реакция и потому особенно опасная.

Гаррик выпил коньяк и снова наполнил бокал. Держа Рут в своих объятиях, он старался защитить ее. Она была обижена, и у него возникло желание немедленно найти и наказать тех, кто причинил ей боль. Но вместо этого он только обнимал ее, позволяя плакать.

Он привык к слезам сестер, и хотя вид страдающей женщины лишал его спокойствия, он ограничивался только тем, что предлагал для утешения свое плечо. В тот вечер это было ошибкой. Ему следовало просто держать ее за руку. Заключив Рут в свои объятия, он с трудом отпустил ее потом. А когда понес в постель и ее халат приоткрылся, отступать уже было невозможно. Желание, которое он с трудом сдерживал во время ужина, охватило его с такой силой, какую он никогда прежде не испытывал.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению