Дом-2. Роман с Бузовой. История самой красивой любви - читать онлайн книгу. Автор: Ольга Бузова cтр.№ 39

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Дом-2. Роман с Бузовой. История самой красивой любви | Автор книги - Ольга Бузова

Cтраница 39
читать онлайн книги бесплатно

Если бы я тогда знала, к чему может привести эта чертова записка, я бы никогда в жизни ее не написала. Того, что я испытала в тот месяц, я не пожелаю ни одному своему врагу. Об этом розыгрыше знали почти все, кто находился в Доме. Да мы с Настей и не стремились его скрыть.
То, что произошло на следующий день на лобном месте, меня вообще шокировало. Оксана, та, которая приехала к Стасу, берет микрофон и начинает нести всякую чушь. О том, что я якобы мешаю ей строить отношения со Стасом, о том, что если бы не я, то Каримов не дал бы ей от ворот поворот, и о том, что я пишу ему любовные записки.
Это все слышит Рома и, естественно, реагирует очень бурно, начинает на меня кричать. При всех ребятах он наезжает на меня, послушав какую-то там Оксану, зная о том, что она ко мне плохо относится. Не разобравшись, в чем дело, начинает на меня нападать.

Рома

— Какого х...я вы ее парите? Ты чего лезешь к ней? Вас что, жаба обеих душит? Дайте им шанс. Ребята пытаются, так что вы туда лезете? Меня достало это! Ну ладно еще Дашко, а ты-то! Ты чья девушка, моя или его?
— Роман...
— А ты, Стас, вообще молчи.
— Ты мне рот не закрывай.
— Не лезь не в свое дело — и не буду рот затыкать, а раз ты, в очередной раз, засунул свой нос не в свою жопу, то я буду тебя затыкать. Я должен быть уверен в своей девушке!
В дебаты вмешался Степа:
— Зачем вы обе написали это письмо?
— Это шутка без всякого смысла, он тоже это понял и смеялся,— пыталась оправдываться Настя.
— Вы понимаете, к чему это привело?

Оля

Когда я взяла микрофон и постаралась объяснить, как все было на самом деле, меня уже никто не слушал. Ксения Собчак не давала мне и слова вставить. Каждую мою реплику она комментировала, то и дело пытаясь меня как-то задеть. Я поражалась тогда тому, как можно из какой-то безобидной шутки развести такое на лобном месте!
Проблема тогда была высосана из пальца. Блин, я вот сейчас пишу и снова начинаю злиться! Да если бы эта дура Оксана не сказала на лобном месте эту чушь, может, ничего бы и не было. Хотя, может, и неправильно, что я виню ее во всем. Конечно, отчасти я сама виновата, но в чем?!

Рома

Слова, сказанные мной на лобном, не несут никакой смысловой нагрузки, кроме той, что мне все это очень сильно не нравится. Снова наступаем на те же грабли. Опять этот Стас. Да кол ему в жопу, затрахал уже!
Во мне вскипело все то, что с таким трудом улеглось. Я амбициозный мужчина, и боль, испытанную однажды, не хочу испытывать второй раз. Поэтому все мое скопившееся говно зафонтанировало так, что всем окружающим лучше было бы держаться от меня подальше.

Оля

Почему Роме, моему молодому человеку, тогда проще было поверить в клевету Оксаны, а не пойти и поговорить со мной? Неужели я как-то позволила ему последнее время сомневаться в своих чувствах? Почему я столкнулась вновь со стеной недоверия и упреков?
Больше всего меня бесило в этой ситуации, что Рома начал орать на меня при всех, не выслушав меня. Я считаю, что это просто некрасиво со стороны мужчины. Неужели нельзя было дождаться окончания лобного места, потом отвести меня в сторонку и нормально, по-человечески, без всяких криков и оров, поговорить? А он прямо на лобном месте: «Да ты меня уже достала со своим Стасом», или «Сколько можно так себя вести», и так далее, все на ту же тему. Если бы я хоть капельку чувствовала себя виноватой, поверьте мне на слово, я бы извинилась. Может, не сразу, но извинилась. Но моя совесть была абсолютно чиста, да и он прекрасно знал, что я принадлежу только ему. Я до сих пор не совсем понимаю, почему так все произошло. Не хочется у него спрашивать, потому что нет абсолютно никакого желания ворошить тот неприятный этап в наших отношениях. Сейчас уже не важно, кто прав, кто виноват. Тогда оказалось, что виноваты оба. Он дал толчок к этому конфликту, поверив в бредни Аплекаевой, а я не смогла сложившуюся ситуацию свести на нет. Самое неприятное, что каждый из нас считал себя абсолютно правым. В тот вечер мы даже не поговорили, дураки. А дальше — каждый последующий день все больше и больше удалял нас друг от друга...

Рома

18 марта 2005 г.
После вчерашней ругани на лобном месте я разговаривал с Собчак, а Оля и Дашко подслушивали. Говорил о том, что устал бороться со Стасом, но больше устал бороться с Олей. Как можно жить вместе дальше, если она до сих пор не видит, что мне может быть неприятно, а что я воспринимаю нормально. Зачем трогать Ст-са, который рад любой Олиной выходке в свой адрес, спит и видит, как бы обратить ее внимание на себя! И тут такой шанс! Не вижу другой альтернативы, кроме как расстаться.
Свое решение в преддверии голосования озвучить не решился, вдруг что-нибудь произойдет?

Глава 19
С вещами на вылет

Оля

То, что случилось днем позже, просто словами не передать... Как всегда в конце недели, было женское голосование... Двум новеньким дают иммунитет от ведущих, и наступает третий круг голосования... И большинство ребят голосуют против меня. Я не понимаю, что происходит. Мысли в голове путаются. Неужели я вот так просто уйду? Рома сидит рядом и молчит! Да, мы были в небольшой ссоре, но неужели он тогда ничего не мог сказать? Ведь когда было голосование, во время которого чуть не ушел Рома, голосовали и против меня тоже. И я сказала, что ухожу вместе с ним! Хотя и тогда у нас было небольшое недопонимание. И в то время мы еще не так долго встречались, как сейчас. Как это больно и неприятно, когда твою фотографию зачеркивает почти весь коллектив, люди, с которыми прожила бок о бок больше полугода.
Даже те люди, которых я считала своими друзьями, в тот вечер оказались моими врагами. Голос Степана Меньщикова был для меня как нож в спину. Я ничего не понимала. Я никогда не держалась за проект, никогда ничего специально не делала, чтобы остаться. Но я никогда не думала, что это настолько неприятно, когда тебя выгоняют.
Я, в принципе, всегда была готова к уходу. Но не одна. Я любила человека, который сидел рядом со мной — и просто молчал. Мне казалось тогда, что вся моя сказка, придуманная мною же, о нас, о нашей любви,— разваливается на маленькие кусочки. Пока я слушала сквозь слезы аргументы ребят о голосовании против меня, я все ждала, когда же он меня обнимет, когда же он произнесет: «Я люблю эту девушку, и сегодня мы уходим вместе». Но он все молчал.

Рома

На голосовании иммунитет дали двум новеньким Оксанам, потом Дашко, и в нашу восьмую месячину голосуют против Оли! Надо же. Я пытался взять в тот момент ее за руку, но она у меня девушка гордая и ни за что не показала бы тогда, что ей кто-то необходим.
В голове такая буря, ведь совершенно очевидно, что сейчас Собчак задаст мне вопрос, готов ли я уйти вслед за Олей. Это дурацкое письмо, Стас, Оля — я и двух слов произнести не могу. Чувствую, что не готов сейчас принять никакого решения. Я просто не хочу, чтобы она уходила,— и все. Я растерялся, не знал, что сказать, что сделать...

Оля

В голове сразу начала вырисовываться картина: вчера, за день до голосования, он ни с того ни с сего начинает меня обвинять в действиях, которых я не совершала, мы ссоримся, а сегодня я ухожу... И у него есть веский аргумент для того, чтобы остаться: «Как я могу уйти вместе с ней, если я ей не доверяю?» У меня создается такое ощущение, что он все специально подстроил! От таких мыслей у меня еще больше сжимается сердце. Я на лобном месте тогда сказала какую-то ерунду: ну, что всех все равно люблю, что буду скучать, что этот проект стал для меня домом... Мысленно я уже попрощалась с ребятами и с этой жизнью. Вдруг микрофон берет Мурка и начинает говорить о том, что она не может смотреть на мои слезы, и что проект для нее не так много значит, как для меня, и что она хотела бы покинуть площадку вместо меня. Я не до конца понимаю, что происходит, до меня ее слова доходят как будто через толщу воды. И только когда ребята с ведущими собираются провожать не меня, а Мурку до ворот, понимаю, что ухожу не я.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению