Главный день - читать онлайн книгу. Автор: Владислав Конюшевский cтр.№ 51

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Главный день | Автор книги - Владислав Конюшевский

Cтраница 51
читать онлайн книги бесплатно

— Самый смелый, что ли? Или окончательно приборзеть решил? Ты на него посмотри: «лежит на столе»! Да там, судя по вашей писанине, всем героев давать надо! Чего только не наплели, чтобы филейные части себе прикрыть. И отсутствие потерь среди мирного населения, и уничтожение карателей, и освобождение участника подполья, и…

Тут меня вдруг окончательно сорвало. Так же набычившись и глядя в глаза командиру, зло отчеканил:

— Мы свои задницы бумагами прикрывать не приучены! В рапорте же изложено то, что было! А касательно невыполнения вашего распоряжения, тут только моя вина. Это я готов был пойти выручать Брусникину, несмотря ни на что. И поэтому у мужиков сложилось безвыходное положение, так как своих бросать в «Вымпеле» не приучены. Да вы бы сами их не поняли, оставь ребята меня там одного!

Павел Викторович шумно вздохнул, покрутил головой и, вернувшись за стол, хмыкнул:

— Надо же, какие мы умные да благородные! Орлы, которые «своих бросать не приучены»! Один спятил, аки похотливый дятел, а остальные следом за ним ринулись. И хоть бы кто задумался, почему я приказал им ничего не предпринимать…

Я мрачно засопел:

— Понятно почему — списали Настю уже. Подумаешь, рядовая «колхозница»…

Еремин ударил кулаком по столу:

— Да вот хрен тебе в грызло! Я приказал сидеть тихо просто потому, что была возможность вытащить девушку без шума и пыли. Не подвергая ее жизнь опасности. А насчет рядовой… Анастасия — гений от компьютерного бога и участвует в решении таких задач, о которых вам не просто знать, но и слышать не положено! Подобных людей у нас очень мало и ценятся они на вес золота. А вы, своим кавалерийским наскоком, могли все дело погубить. И чуть не погубили!

— Так что же вы сразу не сказали?!

Павел Викторович откинулся на стуле:

— Я? Я вам приказал не вмешиваться и ждать указаний. Этого что — недостаточно? Может, вам каждый раз надо еще и объяснять, почему приказываю то, а не другое?! Так у нас не бордель, а боевое подразделение!

Блин, и возразить-то нечего. А главное, со своей стороны, он прав во всем. Мы не можем знать всю обстановку хотя бы в силу своей малой компетенции, а командир, он на то и командир, дабы, обладая более полной информацией, отдавать распоряжения. И тут уже совершенно неважно, что именно подчиненные будут считать более правильным. Их задача — четкое выполнение приказов командования. На этом армия держится. Но мне это вдолбили еще с первого курса, так что ничего нового для себя не открыл. Случай же с Настей считал личным делом, поэтому поступил так, как поступил. Да, я не знал, что за эти три месяца она стала довольно важной шишкой, которую просто так в беде не оставят. Ну и что с этого? Тем более помощь могла бы и опоздать. Никто ведь не брал в расчет отмороженных полицейских, которые собирались над ней надругаться. А Брусникина мне четко обозначила свою позицию в этом вопросе. Хм… кстати, до меня только сейчас дошло, откуда у нее появилась та маленькая таблеточка. Не исключено даже, что все люди из Сопротивления, обладающие более-менее высоким допуском, имеют подобную «страховку». Во всяком случае, это был бы очень логичный шаг со стороны руководства.

А командир, с интересом поглядывая на то, как меняется выражение у меня на лице, поинтересовался:

— Или ты опять что-то сказать хочешь?

Встав по стойке смирно, я отчеканил:

— Никак нет!

Цыган с Чижом облегченно выдохнули. Еремин усмехнулся:

— Еще бы ты чего-то там вякал, после такого залета!

Хм, вякнуть, как выразилось начальство, у меня было много чего, только я и так уже наговорил выше крыши, поэтому сейчас весь опыт предыдущей службы подсказывал: лучше захлопнуть варежку. Павел Викторович какое-то время помолчал, видно ожидая ответа на свою фразу, но, не дождавшись, неопределенно хмыкнул и приказал:

— Вы двое — свободны! А ты, — кивок в мою сторону, — садись, говорить будем.

Цыган, пихнув меня в бок, ободрительно подмигнул, после чего ребята вышли из комнаты. Я же, пребывая в некотором недоумении, уселся на табуретку, вопросительно уставившись на начальство. То, в свою очередь, побарабанив пальцами по столу, произнесло:

— В общем, так, Сергей Васильевич, разнос за свою самодеятельность вы уже получили, поэтому предыдущий разговор откладываем в сторону. И переходим к насущному — мне поступила рекомендация назначить тебя временно исполняющим обязанности командиром вашей группы. Что скажешь?

Ну ни фига себе поворот! Только что имели с особыми извращениями, а тут вдруг такое… Еремин, будто прочитав мои мысли, пояснил:

— Вижу, что удивлен. И сразу скажу — будь сейчас мирное время, за нарушение приказа я бы тебя тринадцатой лишил, дал строгий выговор и звание на пару лет задержал. Это в лучшем случае. Но нынче нас время поджимает, поэтому особо углубляться в воспитательный процесс не с руки. Сейчас меня интересует твое мнение — потянешь?

М-да… как-то неожиданно все. И ситуация сильно напоминала строчку из песни где: «мне строгач комбриг Денисов, влепил за эти чудеса, но в наградной ближайший список, наш славный экипаж вписал». [41] Такое действительно только на войне возможно, когда дерзость и разумное своеволие подчиненных идет не в минус, а в плюс.

Только вот одно смущает:

— Не понял… У нас Цыган, то есть Федор Ступка — прапорщик. Я всего лишь старший сержант. Как-то некрасиво выходит…

Командир развеселился:

— Да ну? А кто не далее как сегодня утром заявил товарищу прапорщику: «самозванцев нам не надо, командиром буду я!»?

— Э-э… — Глянув на лежащие листки наших рапортов, я несколько смешался. — Тогда обстоятельства так сложились. Дело-то, как ни крути — личное. И так ребят подставил. Поэтому и взял все на себя…

Павел Викторович кивнул:

— Понятно. Но сам посуди — ты в «колхозниках» всего ничего, а за это время самостоятельно разработал и провел две успешные операции. Я имею в виду эвакуацию коломенских «колхозников» и нынешнюю эпопею. Третья операция, по захвату Алекса Керри, тоже закончилась более-менее нормально лишь благодаря твоей сообразительности. Что касается Цыгана — он отличный боец и прекрасный исполнитель. Только вот для командования группой этого мало… А чтобы не было лишних сомнений, сразу скажу — рекомендацию тебе дал именно Ступка. И я с ним согласен.

Услышав эти слова, я только затылок почесал, так как понял одну из причин сего неожиданного предложения. М-да, во все времена и во всех армиях мира есть странная традиция: наваливать все на удачливых людей. Если подчиненный один раз успешно выполнил какую-либо задачу, то начальство считает, что это будет продолжаться вечно. И тут уж действительно — звание практически никакой роли не играет… А Федька-то каков хитрован! И ведь мне ни слова не сказал. Хотя я и сам хорош. Ведь тогда, после гибели Ивлева и Февраля, он стал номинальным командиром, но все распоряжения, кроме прямых приказов командования, отдавал таким тоном, как будто советовался со мной. А меня от погружения в армейскую среду слегка переклинило, и, забыв о конспирации, я снова ощутил себя старлеем, для которого прапорщик никак не начальство. Ступка, похоже, это чувствовал, поэтому, когда из меня вырвалась присказка насчет: «самозванцев нам не надо», с радостью подчинился. А потом еще и в рапорте отметил явные лидерские замашки Волкова. Но интересно другое.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию