Любимая ученица. Книга 3. Осколок - читать онлайн книгу. Автор: Диана Морьентес cтр.№ 66

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Любимая ученица. Книга 3. Осколок | Автор книги - Диана Морьентес

Cтраница 66
читать онлайн книги бесплатно

А ведь, действительно, можно познакомиться заново. Не с учителем. Так, как это могло бы быть, если бы они не встретились в школе. Посмотреть, какие уловки есть в его арсенале соблазнения. Испытать на себе то, что испытывали сотни его "знакомых" девчонок. Попытаться обольстить его, как других, менее знакомых, москвичей. "Вот и проверим, насколько я хорошая актриса! - подумала Наташа. - И насколько ты хороший актер!"

А может - что самое ужасное - новое "знакомство" - всего лишь предлог, чтобы расстаться. Эдакий способ продемонстрировать наглядно, что у них ничего не получится...

И не с кем посоветоваться. Не у кого спросить, как лучше вести себя в кафе, если они все-таки там встретятся. Наташа рисовала в своем воображении сценарии развития их нового романа, и удивлялась, замечая, что становится весьма любопытно. Идея-то неплохая. Живя в Москве и работая по ресторанам и клубам, Наташа научилась довольно легко заводить новые знакомства. Работая, как и Макс, в сфере обслуживания, привыкла быть вежливой с незнакомыми людьми. Теперь уже реагирует улыбкой, а не посыланием подальше на комплименты посторонних мужчин. И научилась - у Макса - легко и безвозвратно давать "от ворот поворот".

Они ведь оба предпочитают брать инициативу на себя. И оба с удовольствием отшивают тех, кто осмеливается подойти первым. Конечно, исключения бывают. Кто-то должен уступить.

* * *

Ходила по комнате, стаптывая задники тапочек. Все важное перестает иметь значение. Гораздо ценнее сейчас мелкие находки: пыльный портфель под столом, скорчившийся от ненужности - "Андрюха, посторожишь мой чумодан? Я сбегаю в ларек... Тебе что-нибудь взять?"; любовные записки от мальчиков, небрежно накарябанные ужасными почерками на уже постаревших бумажках, в свое время робко подкинутые в пенал, тетрадку или учебник. Дневник за девятый класс... Это самый дорогой дневник за все десять лет учебы, поэтому Наташа так тщательно его хранит!

...

Был март, весна, которая для Сочи означает дожди, слякоть и внезапные то потепления, то похолодания. Была перемена, девятый "Б" занимал почти половину второго этажа, ведь сейчас иностранные языки, которые проходят сразу в трех кабинетах. Красавица Натуся занимает одна целый подоконник. С ней мало кто дружит: ходят сплетни, что Наташа в хороших отношениях с молодым физиком. Да еще то, что она здоровается с охранниками, и говорит им не "Доброе утро", а "Привет, как дела".

Уже вторник, а она еще не заполнила дневник на эту неделю. Чем сейчас весьма неохотно и занимается на подоконнике. Правой рукой это получается очччень долго! Максим Викторович шел по коридору и остановился возле одинокой Наташи. Все девчонки - каждая кучка возле каждого окна - затихли, перестав обсуждать свои выдуманные любовные приключения, и прислушались. Вряд ли что-то слышали, да Наташе и наплевать было на их мнение.

Максим Викторович стоял рядом, так близко, что Наташа чувствовала его одеколон, которым Макс никогда не злоупотребляет.

- Такой приятный запах! - улыбнулась она смущенно.

- Нравится?

- Меня вообще запахи очень впечатляют.

Девчонка опустила голову и поймала себя на отсутствии чувства неловкости или вины.

- Когда перестанешь прогуливать мои уроки? - спросил учитель вполголоса и от этого совсем не строго, скорее с просьбой.

- Никогда, - призналась она.

- Жаль, - произнес он доверительно. - Я был бы рад тебя видеть.

Перед Новым годом Наташе пришло в голову разрисовать в дневнике субботу в виде новогодней открытки с поздравлением, и этой открыткой восхищались и учителя, когда ставили Наташе оценки, и завистливые девчонки, мечтающие рисовать так же. С тех пор каждую неделю девочки украшают свои "субботы", кто как умеет. Учителя не возражают... Наташа молчала, не поднимая глаз, а физик просто отобрал у нее ручку, которой она уже понаставила бессмысленных точек в уголке дневника. С улыбкой нарисовал на еще пустой "субботе" по-мужски некрасивый цветочек с пятью круглыми лепестками, прямой палочкой-ножкой и листиком, заставив содрогнуться утонченное Наташино творческое восприятие. И подвинув пальцем субботу к ней поближе, сказал нежно:

- Это тебе.

- Спасибо! - тихо засмеялась девушка и подколола: - Вершина изобразительного искусства! Очень мило!...

И вот сейчас, перелистывая странички дневника, которому уже три с половиной года, Наташа обнаружила среди своих импрессионных зарисовок настоящее произведение искусства. Маленький неказистый цветок, цепко хватающий за душу и сжимающий сердце до размера спичечного коробка.

- Все могло бы закончиться уже тогда, вместе с этим цветком, - сказала Наташа вслух. - Если бы не ты. Макс.

Макс. А сколько раз она шептала это имя, изнывая от удовольствия в постели с ним! Когда это было последний раз? Прошлым летом? Почему так давно, ведь было так потрясающе? Наташа абсолютно искренне не помнила ответа на этот вопрос!

Следующее, что Наташа извлекла из тумбочки с памятными вещами, был бумажный конверт фотолаборатории Кодак, а в нужной графе красовалась такая знакомая фамилия Веллер. Первые совместные фотки с Андрюхиного дня рождения. Еще не пара, но уже неразрывно вместе.

- Ты ведь просто так не сдаешься? - спросила она Максима, который сейчас неизвестно где и с кем. - Если ты задумал этот эксперимент, значит, у тебя есть конкретная цель. Я надеюсь, ты и на этот раз не промахнешься...

Музыкальный центр до сих пор не подключила. Все надеялась, что Максим приедет и заберет ее домой. На пятый день своего пребывания в гостях у мамы поняла, что изменений не предвидится. Точнее, что изменения уже произошли, как бы она ни старалась их не замечать. А на восьмой день совершенно ненамеренно поняла еще кое-что. Сама своим эгоизмом, своей не совсем оправданной независимостью продемонстрировала самым дорогим людям, что они ей не нужны. Собственно, Максим сказал это дословно на третий день Наташиных каникул, мама - то же самое - в первый день Наташиного "переезда"... Но, чтобы прислушаться к другим людям, чтобы понять и поверить, надо прочувствовать это, надо дойти самостоятельно. Например, сама тоже расстроилась, узнав, что Максим сменил тему кандидатской диссертации. Причем, расстроилась больше не из-за того, что Макс теперь будет исследовать не левшей, а половое воспитание в школе; а из-за того, что тему он сменил еще в конце учебного года, когда провел опрос родителей и получил "добро" на свою идею, а Наташе сказал об этом только в конце июня, когда она приехала. У Наташи тогда возникло такое ощущение, будто она вообще не имеет никакого отношения к жизни Максима.

И вот, сопоставив свое ощущение брошенности тогда и предполагаемые ощущения своих близких сейчас, пришла к правильным выводам. Сама проигнорировала мнения мамы и мужа - вот и получай взамен все, что заслужила. Они просто хотели чувствовать себя необходимыми, значимыми для Наташи людьми. Любимыми, в конце концов. Наверно, это можно еще исправить.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению