Любимая ученица. Книга 3. Осколок - читать онлайн книгу. Автор: Диана Морьентес cтр.№ 42

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Любимая ученица. Книга 3. Осколок | Автор книги - Диана Морьентес

Cтраница 42
читать онлайн книги бесплатно

Макс заглянул ей в глаза, нежно взяв пальцами ее подбородок. Говорил нехотя, словно боялся собственных слов:

- Если ты чувствуешь, что любовь постепенно исчезает, и стараешься этому хоть как-то воспрепятствовать, то пойми - здесь нужны другие методы. Это не выход - заставить меня прекратить отношения с другими девушками. От этого любовь не вернется.

Все так изменилось... Когда-то она готова была жизнь отдать за то, чтобы просто услышать его признание в любви. Нервничала, переживала, не знала, что делать... А теперь он нервничает, как в юности. Не знает, что делать. Очень хочет добиться ее полнейшей привязанности, очень боится потерять то немногое, что есть в эту минуту. Очень хочет ее завоевать и не знает, как это осуществить. Может, стать космонавтом? Быть девушкой космонавта - тоже круто! Все ее подруги обзавидуются! Может, тогда ее интерес вернется?

Но при этом он все равно самый близкий. Да, нет к нему сексуального влечения. Но он по-прежнему нравится. Инфантильно, как в девятом классе. У него красивые глаза. Впечатляющие. Как фотоаппаратные линзы и зеркала оставляют впечатление на пленке, точно так же однажды глянешь ему в глаза и уже никогда не сможешь отвернуться. А когда он их закрывает - так эффектно, с выверенным профессионализмом актера - даже поцелуй становится слаще.

Впрочем, поцелуй - это вообще отдельная тема. Никогда - ни разу в жизни! - он не всунул ей язык грубо, как Карен, или безответственно рано, как Саня. С Максом поцелуй получается разговором. Разговором на одном языке... (Наташа улыбнулась - эту фразу можно понимать как угодно - все равно правильно). Он умеет целовать так, что ты ни за что не откажешься, даже если это не входит в твои планы. Можно доверчиво отдать ему свои губы - он знает, что с ними делать. Можно доверчиво отдать ему все тело - и не пожалеть об этом!

Наташа сама принялась снимать с него свитер. Он не препятствовал ее действиям, но и старался особо не рассчитывать на продолжение.

- Разденешь меня? - спросила она робко, выбираясь из-под одеяла на поверхность.

Макс мило улыбнулся: она была только в фиолетовых трусиках. Кивнул ей, но все равно не спешил. Она явно стеснялась при свете ночников по обе стороны дивана, но храбро стояла на коленях поверх одеяла. Макс обнял ее и гладил ладонями, целовал все ее лицо - приятно-щекотно, слегка прикасаясь губами. Ее руки поползли по его телу ниже: расстегивать джинсы.

- Ты не обязана, - сказал ей Максим с заботой. - Я не заставляю делать того, чего ты не хочешь.

- Я знаю.

Все-таки приятно чувствовать его голое тело. Пыталась поймать его взгляд в надежде увидеть там поддержку, ободрение - очень нервничала, очень! И вроде не девственница, и с ним не в первый раз, но эта паника так настойчиво сквозит в черепе - пустом и гулком. Правда, его поцелуи на шее, в ямочке под ухом, заполняли всю пустоту Максимом, его теплом, его любовью.

Наташа боялась, что будет поначалу испытывать дискомфорт или даже боль, как всегда, когда не была возбуждена (хотя это было только с Саней). Но Макс достаточно хорошо знает реакции ее организма, чтобы не ошибиться с выбором момента.

- Не волнуйся, я никуда не спешу, - шепнул он ей в висок, или в бровь, куда-то, где был с поцелуем.

Наташа улыбнулась, сразу захотелось обнять его покрепче: как раз пару секунд назад успела мысленно попросить его: "Только не спеши!"

Ласкал ее нежно и заботливо до тех пор, пока она не расслабилась.

- Если хочешь, будь сверху, - предложил он то, чего не любит, и Наташа уступчиво улыбнулась:

- Нет, лучше ты. Не бойся, все хорошо.

Больно не было. Было никак. Хотя это касается только физических ощущений. А вообще было очень приятно, что он не принялся в темпе реализовывать свои животные инстинкты, а наоборот, устроил ей такую нежную любовь, как в фильмах. Наташа молчала и, закрыв глаза, легко поглаживала его спину. И он отвечал ей взаимностью: вел себя непривычно спокойно, двигался чутко с минимальной амплитудой. Целовал ее шейку и ушки, ласково убирая ее вездесущие пряди волос. Максим ни разу в жизни не "наступал" ей локтями или другими частями тела на волосы, заставляя хвататься за голову в поисках выдернутого волоска. Странно, как вообще этого можно избежать, ведь ее волосы здесь повсюду?!

Он время от времени менял темп, и Наташа улыбалась: замечала, как ему становится все лучше и лучше. А услышав над ухом его всхлипывания и старательно подавляемые робкие стоны, поняла, что умрет за этого человека, если потребуется. Он единственный в ее жизни мужчина, готовый пожертвовать своим удовольствием ради того, чтобы девушка не ощутила себя средством. Ради того, чтобы до конца сохранить атмосферу любви и не превращать ее в примитивный секс. Ради Наташи.

- Макс, расслабься, - предложила она ему шепотом. И, не сдержав эмоций, пробормотала: - Я больше всего в жизни хочу, чтобы тебе было хорошо.

Максим не сказал бы, что это был особенный секс. Так, весьма средненький. Но Максим был безумно счастлив, что этот весьма средненький секс случился в его жизни. Она не хотела - ни его самого, ни интимных отношений вообще. Она просто отдалась ему. Потому что любит. И только по-настоящему любящий мужчина может это оценить. Был так растроган, что мог только бормотать ей на ушко:

- Кошечка... Моя прелесть... Смысл моей жизни...

* * *

Сегодня Наташина мама пришла в гости, и Максим часа полтора развлекал ее на кухне, выясняя, какие сложности были у Наташи в детстве из-за того, что она левша. Он решил писать кандидатскую диссертацию именно на такую тему. Точнее, тема про то, какие проблемы могут быть у педагога в связи со специфическими особенностями ребенка, а целая глава посвящена как раз левшам. Макс просто не мог избежать возможности поработать над своим подручным материалом - над своей любимой левшой. Наташа сидела рядом и все время удивлялась, что то, что сообщает мама, действительно, было.

Наташа поздно научилась говорить. Хотя рано полюбила чтение. В два года стала говорить, а в три уже с удовольствием сама читала простые сказки. Писать научилась только в школе. И то, поначалу упорно отзеркаливала буквы. С письмом вообще очень проблематично было: Наташа словно не понимала, что букву нельзя перевернуть - вертела и зеркально, и по горизонтали, и по вертикали. И мама объясняла ей образно: что "Ф" похожа на очки, например. Вскоре Наташа и сама стала с легкостью придумывать себе ассоциации, причем такие, до которых мама сама бы не дошла.

У первоклассницы-Наташи все тетрадки были вымазаны чернильными пятнами, ведь прежде чем написать следующее слово, Наташина левая рука сперва размазывала предыдущее. Но мама нашла выход: сама подбирала ей такие ручки, которые не пачкаются.

- Жаль, что Вы перестали подбирать ей ручки! - съязвил Макс. - У нее по физике всегда такая тетрадь ужасная была! Еще и почерк отвратительный такой, совершенно нечитабельный!

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению